Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

АДЮЛЬТЕР. ГЛАВА 15

Мы выехали на адрес, который нам слил пленный, на своем побитом форде. Мотор тихо урчал, проглатывая перекресток за перекрестком. Я провожал взглядом дома столицы ЙАР и силуэты редких прохожих, поглаживал АКСУ и задумчиво курил глядя в окно. Опять наступила ночь. Я стал любить Сану. Это тихое шелестение листьев пальм и ночную прохладу. Я посмотрел на небо. Возникло такое чувство, что звезды можно достать рукой. Небо было чистым и очень низким. Определенно, Аравийский полуостров начинал мне нравиться, но только не при свете дня. После полудня от духоты, жары и пыли я просто подыхал и большую часть дня, ходил липким от пота и вонял как свинья. Спасало отличное холодное пиво, которое доставал Бырдин. Мы с ним, кстати, сдружились и частенько выпивали.

Выбравшись в предместье столицы, мы направились по дороге обрамленной густыми, непохожими на наши, деревьями.

— Теперь направо, через три дома остановись, — коротко приказал Бырдину капитан и привычным движением дослал патрон в патронник АКСУ. Послышался сочный лязг. Следом за Телковым также поступили Сатин, но не я. Я всегда считал, что оружие даже на предохранитель ставить глупо, а уж тем более ходить с пустым стволом. Что случись и уйдет секунда на приведение оружия к бою, а это слишком долго. Но это мое мнение. В принципе в бою никто и не ходит с пустым патронником. Здесь все-таки особая операция.

Форд остановился, скрипнув тормозами.

Телков достал сигарету, пару раз чиркнул спичкой, глубоко затянулся и продолжил.

— Андрюха, Саня, идете первыми через забор и валите собак. Как управитесь, откроете нам калитку, — капитан сплюнул, еще раз затянулся и выбросил окурок, — далее вяжем охрану, ну и там все по плану.

Мы все сделали быстро, без шума и пыли. Подойдя к трехметровой ограде я и капитан соорудили живую лестницу и помогли попасть внутрь периметра довольно не бедной виллы Бырдину и Сатину. Спустя минут 20 калитка открылась и мы уже вчетвером приступили к обезвреживанию охраны. К слову, арабы не любят собак. Исключением является арабская борзая — слюги. Хоть порода и охотничья, но слюги выполняют и охранные функции. Так сказать за неимением. Если бы Сатину и Бырдину противостоял кавказец или немец, то я не думаю, что парни справились бы так быстро и бесшумно.

— На пару тысяч зеленых хозяев поставили, -ухмыльнулся капитан, увидев три окровавленные, длинноногие собачьи туши. Слюги дорого стоили и позволить их себе могли лишь богатые семьи.

С дисциплиной у арабов было всегда не важно, это касалось и бодигардов. Один телохранитель спал на шезлонге, положив на живот АКСУ. Пока парни прочесывали виллу и вязали остальную охрану, я занялся этим. Все было просто. Спящего я немного придушил ремнем его же автомата и, связав руки и ноги пластмассовыми хомутами (отличная вещь), я запихав ему в рот его же носки, взвалил тело на плечо и понес его в гостиную. Там уже в ряд лежали четверо связанных охранников. Нам откровенно сказать повезло. Родственники террористов отказывались пользоваться услугами телохранителей-евреев по понятным соображениям. Если бы виллу охраняли отставники-израильтяне, а их любили нанимать богатые арабы, то мы не смогли бы справиться так быстро.

Со второго этажа по лестнице покатилось тело упитанного мужчины средних лет. Он был облачен в белую пижаму. Лицо было испачкано кровью. Скатившись с последней ступеньки, хозяин дома свернулся в клубок, скорчился от боли и тихо застонал. Следом появился Сатин, держа за волосы красивую черноволосую женщину в белой порванной ночной сорочке. Она тщетно пыталась закрыть лицо и обнаженную грудь.

— Смотри, Белый что я нашел, — Сатин самодовольно улыбался, — трахать будешь?

Женщина дернулась, и попыталась вырваться. Сатин тут же ударил ее коленом под дых. Хозяйка дома захрипела, скорчилась и уже не сопротивлялась, когда её волочили вниз по лестнице.

Появился капитан, за шкирку тащивший девочку и мальчика, по всей видимости, детей хозяина виллы. Дети были погодки и навскидку им было лет по десять.

— Бырдин, на внешний периметр, — коротко приказал Телков, — будешь нас прикрывать.

Забросив плачущих детей в чулан под лестницу, капитан закрыл дверь на щеколду. Потом быстро подойдя к хозяину дома, ударил его ладонью по щеке и стал быстро на арабском что-то ему говорить.

Капитан повернулся.

— Сорви с бабы одежду и привяжи ее к столу, — бросил мне Телков.

— Саня, — тут же обратился командир к Сатину, который ухмыляясь лапал грудь женщины, — брось бабу и развяжи крайнего телохранителя. Скажи ему, чтобы раздевался, да смотри в оба, чтобы не свалил.

— Командииир, — Сатин с сожалением отпустил женщину на пол, она тут же свернулась в клубок, силясь спрятать лицо и грудь от посторонних взглядов, — позволь МНЕ ей заняться.

— Отставить, — зло бросил Телков, — ты что твою мать, на курорте? Выполнять приказ.

Капитан отвернулся и стал с придыханием на арабском что-то говорить хозяину виллы, одновременно отвешивая ему пощечины. Он что-то отвечал лежа на полу, прижимая руки и как бы умоляя Телкова.

Я, затушив сигарету о диван, обшитый белой дорогой кожей и взяв четыре пластиковых хомута, подошел к женщине, сорвал с нее остатки сорочки и потащил её к столу. Она стала кричать и вырываться. Грудь с алыми возбужденными сосками заходила ходуном. Я не сильно ткнул ее кулаком под дых и она, захрипев, согнулась и обмякла. Бросив её на стол из красного дерева, я быстро привязал к ножкам стола руки, а потом ноги жертвы. Женщина оказалась распятой, причем ноги были раздвинуты и обнажили покрытое черной порослью налитое кровью влагалище, из которого текла смазка. «Бабы странный народ», — подумал я, — «их насилуют, бьют, а они текут от этого».

Хозяин дома, увидев эту картину попробовал кричать, но тут же получив ногой в лицо от капитана, захрипел, заливая пол кровью хлынувшей из сломанного носа.

Сатин, достав ПМ, с грустным видом поглядывал на раздетого и испуганного телохранителя-араба, который стоял, ссутулившись, прикрывая свои муди ладошками.

— Что дальше, командир, — Сатин немного не догонял, к чему все идет.

— Скажи ему, чтобы как следует вставил суке, если откажется убей.

Телков закурил и, выпустив сизый дым в лицо владельцу виллы, повернулся ко мне.

— Белый, готовь фотоаппарат, — капитан ухмыльнулся, — будешь снимать порнографию.

Сатин, посмотрев на раздвинутые ноги распятой хозяйки дома, с сожалением вздохнул и, подойдя к голому арабу, с силой ударил его рукояткой ПМ в солнечное сплетение. Бодигард согнулся и упал, а его маленький хер еще больше сморщился.

Сатин присел и, держа голову телохранителя за волосы, на арабском вкрадчиво объяснил, что от него требуется. Араб испуганно замотал головой и стал вращать глазами, переводя взгляд то на мокрое влагалище хозяйки дома, то на бьющегося в истерике хозяина.

Сатин еще раз спросил, потом вздохнув, выстрелил арабу в голову из ПМ. Из пробитого черепа хлынула кровь и мозг. Связанные телохранители задергались, а распятая мадонна вздрогнула и как то затихла. «Видать расстроилась, я бы сам ей вдул с радостью, течет как мартовская кошка», — промелькнула в голове мысль. Я, держа сигарету в уголке рта и морщась от дыма, готовил фотоаппарат к съемке.

В общем, ночка выдалась не скучной. Хозяйку дома оттрахали все четверо телохранителей. Сначала пользовали её поодиночке. Потом насиловали в две тяги. Хозяйка поначалу держала себя в руках и делала вид, что ей это крайне неприятно. Однако женскую природу не скрыть. После получаса жесткого секса, она орала как сумасшедшая и кончала одновременно справляя малую нужду, заливая дорогой стол влагой из своей скважины. Когда один накаченный телохранитель, вошел ей в анус, она выгнулась так, что хомуты впились ей глубоко в нежную кожу. Все лицо и волосы у нее были покрыты спермой. Запах стоял как в рыбном цехе. Признаюсь, это было задание не из легких. Пока я фотографировал интимные сцены, меня мучил жуткий стояк. Сатин, держа АКСУ, тоже частенько с завистью почесывал свой вставший член, глядя на оргию, которая развернулась в гостиной особняка.

Но всему приходит конец. Вскоре арабы уже не могли выдавить из себя ни капли семенной жидкости, да и распятая и залитая спермой мадонна порядком ошалела от четырех членов, которые проникали ее во все щели на глазах у мужа. Думаю, её этот факт тоже очень возбуждал. Хозяин дома, наблюдавший сцену изнасилования его жены, бился связанный в истерике и пытался грызть хомуты. Он даже в порыве ярости откусил часть своего языка.

Когда телохранители выдохлись, Телков, очень спокойно, обратился к Сатину по-русски:

— Кончай кобелей, только бабу не задень.

Сатин кивнул и выпустил четыре коротких очереди. Изнасилованная женщина даже не шевельнулась, а все также лежала, прокручивая, по видимому, в своей голове все, что только что произошло. Телков поднял голову владельца дома и стал быстро что-то говорить по-арабски. Хозяин тупо смотрел куда-то в сторону и кивал лишь тогда, когда пощечины капитана временно приводили его в чувства.

Телков сел в кресло и прикурив сигарету задумался. Я, в свою очередь, обвел взглядом место происшествия. Пять трупов голых мужчин. Залитая спермой и чужой кровью голая баба. Почти сошедший с ума владелец дома. Плачущие дети в чулане.

«Жизнь, мать её. Мужчин выпиливают, а баб только трахают», — промелькнула мысль в моей голове.

— Тащите подарки парни, — капитан улыбнулся широкой белозубой улыбкой, — я думаю скоро поедем домой.

Минут через 15, мы с Сатиным притащили и вытряхнули на дорогой паркет трупы изрезанного мной Франкенштейна и террориста, который слил нам адрес.

Капитан дал нам пять минут перекурить. Сидя на диване, я спросил у Сатина, что говорил капитан арабу.

— Да ничего такого, — старший лейтенант ухмыльнулся и, затянувшись сигаретой, продолжил.

— Он сказал, что если заложников не доставят в советское консульство через два дня, то фотографии его жены, с четырьмя членами во рту, окажутся на всех столбах Саны, а следующая фотосессия повторится с его детьми в главной роли.

— Уходим парни, — капитан поднялся из кресла, и, повернувшись к хозяину дома, сказал по-русски, — Не на ту страну наехали, обезьяны.

Опубликовано вМетод давления (Наемник II)