Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

АФРИКАНСКОЕ НАСЛЕДИЕ. ГЛАВА 5

Короткий бой на южном околотке нашей базы произошёл без нас. Расчет из трех бойцов, вооруженных РПГ, пулеметом и двумя АК разобрался без подкрепления. Москвич, тяжело дыша, потребовал объяснений от участников боя. А дело было так.

Одна из мелких отмороженных банд решила в очередной раз развлечься, пограбить и поебаться на халяву, но соль оказалась в том, что тот, кто обмакнул свой хуй в вазелин для успешной ебли, просчитался, так как разумнее было мазать вазелином свое очко. Они – по непроверенным данным, дезертиры из полка нацгвардии «Азов», на двух УАЗиках, в количестве семи ужратых туловищ, решили сходу показать, кто в Лугандии гаулейтер. Тем более, что после ухода подполковника полиции и бывшего зэка Андрюши Билецкого в большую политику, и приобретения им же элитной недвиги в центре Киева с обременением в виде пизды депутата Верховной Рады, старой проститутки Ириши Фарион, в мусорском полку «Азов», Черкас, новый командир «черных человечков», стал закручивать гайки и насаждать дисциплину.

Нашим на точке разбираться было некогда, тем более что хохлы, ужратые в хлам, сами напросились в свою особую хохлятскую Вальхаллу, которая без сомнений была намного древнее и правильнее, чем у скандинавов. На самом деле, все знают, что Одину выткнули глаз москали, Локи имел российское подданство, Эгир варил горилку, а не пиво, Тор ездил на жирных кабанах, и каждый вечер жрал сало с салом, а Рагнарёк должен пройти не иначе как на развалинах Кремля. Короче укропитеки стали стрелять первыми, даром, что в воздух, они были уверены, что в Тоненьком никого кроме гражданских нет, и все сразу обосрутся от страха, бабы тут же раздвинут ноги, а мужичье натащит сала и самогона.

Первый головной Уазик вместе с хохлоэсэсовцами был сожжен выстрелом из РПГ, который превратил салон авто в микроволновку, второй славный советский внедорожник отправила в автомобильный рай очередь из пулемета Калашникова. Последний сверхчеловек, осуществляя транзакции внутренностей из своего брюха с капитализацией дерьма из прямой кишки в штаны, выпал из заднего сидения авто и, пытаясь отстреливаться из ПМ, был отправлен в гости к Бандере нашим караулом.

Москвич отдал приказ обыскать трупы и технику, а о результатах доложить ему лично, и все найденные ништяки сдать в общак. Дрища и его бойцов все еще не было, а с едой было уже совсем туго, да и информация о положении дел в районе дислокации была нужна как воздух.

Шмонать трупаки и несгоревшую тачку с целью чем-либо поживиться Москвич отрядил меня, комода с погремухой «Старый», с которым он служил у Стрелка в Славянске, и напросившегося помародёрничать Ржавого, который, впрочем, по требованию комода, прикрывал нас со своим пулеметом, на случай второй серии мультика «Чип и Дейл спешат на помощь».

В горевшем ещё УАЗике добра осталось чуть меньше, чем ничего, и наши алчные взоры впились в три трупа и вторую покоцанную звезду советского автопрома. После очереди из РПК тачка более уже не могла проехать и метра, так как двигатель требовал серьезного ремонта. В свою очередь, трупы мы обобрали по полной, даже, по моему мнению, более чем, но о жмурах позже.

Нашей добычей стали два АК, причем на одном стоял на виверах коллиматор (вроде EOTech 551, но могу ошибаться) и ремень-трёхточка. Коллиматорный прицел, слава Богам, не пострадал. Мало того, мы надыбали 12 полных магазинов с пятерками (5.45) к АК. Вообще-то, калашей изначально было три, но очередь из семерок, выпущенных из пулемета не пощадила ствольную коробку одного автомата, заодно снеся и черепную коробку хозяину. В салоне УАЗа было все в крови и мозгах, как на свинобойне. Стоял стойкий смрад крови и дерьма. Кроме автоматов мы также нашли следующее добро: два годных охотничьих ножа; один ПМ с двумя запасными магазинами, полными маслят; четыре пластиковых полторахи самогона; большой пакет анаши; около 10 грамм героина; около трех кг свиного сала; мешок с овощами и, самое приятное, блок из двадцати пачек армейского кэмэла. Кто не в курсе – эти бесфильтровые сиги в МСК продаются по 15 баксов пачка, и то, если достанешь: в этих сигаретах настоящий табак, а не стриженая бумага, пропитанная химикатами. Поставками этой табачной продукции в армию США занимается корпорация Halliburton, которая в 2002 г. «прославилась» на весь мир делишками своих частных военных компаний. Между прочим, рядовому наемнику в этих шарагах платят от 3 тысяч бакинских рублей в неделю. Так-то.

Все, что было найдено, Старый скрупулезно запротоколировал. Найденные 220 баксов, 4 тысячи гривен и 12 тысяч рублей ушлый ветеран разделил на всех, кто принимал участие в мародерстве. Все разделил поровну, причём не забыл отложить долю Москвичу.

После доставки добычи на склад и доклада, Старый, пошептавшись со скуластым, позвал меня и еще одного наемника, который в основном занимался вопросами продовольствия и кухни. Хитрожопый ССовец попросил кока нагреть два ведра воды, а меня найти два чистых тазика, что мы и сделали. Спустя некоторое время я, кок и Старый выдвинулись на место вечернего побоища, не забыв прихватить для прикрытия Ржавого с его скорострельным красавцем.

Пройдя около трёхсот метров, мы были на месте. Головной УАЗик уже догорал, уткнувшись, как бы с обидой, в основу фонарного столба. Ржавый выдвинулся на пятьдесят метров и занял оборону, а мы приступили к мясозаготовке. Безусловно, с точки зрения мирного жителя, у которого есть деньги и гастроном под окном, антропофагия – нечто запредельное, жуткое. Но позвольте заметить, так рассуждают только те, которые никогда не голодали хотя бы сутки. Мы же не жрали от слова «вообще» уже четыре дня. Хочу сказать, что каннибализм вполне обычное дело в экстремальной ситуации. Он наблюдался, в частности, в блокадном Ленинграде. Власти города специально не торопились с уборкой трупов в холодное время года. Зачастую через несколько дней трупы испарялись. Из-за голода боеспособность наше подразделение могло утратить уже через считанные дни. Да и в то, что Дрищ и его люди живы, мы, после недавней атаки укропов, стали сомневаться.

Трупы трёх хохлов мы избавили от одежды и, помыв, стали свежевать, складывая куски человечины в чистые тазы. Для меня разделка человеческих туш была, мягко говоря, делом не самым обычным. В свою очередь Старый, мужик лет 40–45, седой, среднего роста, жилистый, похожий на эсэсовца с немецкого пропагандистского плаката, из-за чего мы иногда его так и звали, чтоб как-то отвлечь нас, стал рассказывать историю своей жизни.

Старый был родом из Благовещенска. После срочной службы, которую проходил частично в Афгане в подразделении общевойсковой разведки, был награжден медалью за отвагу и в целом был на хорошем счету. Дембельнувшись, поступил в ДВИ на военного инженера-подрывника и, дослужившись до капитана, попал на первую чеченскую. Получив несколько ранений и орден мужества, был уволен из армии по состоянию здоровья. Занялся бизнесом, благо после первой чеченской компании было что грабить и денег для старта хватало. Но в 1998 после дефолта разорился. Жена, естественно, его сразу бросила, забрав дочь. Помыкавшись около двух месяцев непоседливый капитан, выйдя на нужных людей, вылетел в Демократическую Республику Конго по рабочей визе, но сам устроился в армии нового президента ДРК Кабила и стал преподавать местным обезьянам основы подрывного дела в военном училище в Бандунду. Зарабатывал немного, но жил на всем готовом. Имея в месяц косарь зелени, он легко откладывал в кубышку по 800 баксов, а на остальные жил как король. Трахал конголезских проституток через день, попивая качественный вискарик. Там, кстати, он впервые попробовал человечину на вкус.

Еще при Мобуту дела в вооруженных силах Заира были не очень, и первую скрипку там играли европейские наемники. Но как только наступил пиздец режиму Сесе Секо с его политикой аутентичности (которая в основном сводилась к ношению френчей, хуй пойми каким именам и людоедству), ситуация в армии прошла точку бифуркации. Примечательно, что при Мобуту была обычна резня между тутси и хуту. Ничего удивительного, заурядный африканский геноцид, в котором было три звена: тот, кого едят; тот, кто ест и бельгийский наёмник. Но как только товарищ Сесе, почуял карачун своему режиму и, пизданув весь бюджет ДРК, (около 15 ярдов зелени, сущие копейки по российским меркам) свалил в Марокко и умер там от рака простаты, а новый президент Кабила решил кинуть тех, кто предоставил ему шанс, в бывшем Заире начался постапокалипсис. В этом ебанутом Лимпопо, все стали воевать против всех: тутси, хуту, УНИТА, РКД, Руанда, Уганда. Смешно, но последние воевали против друг друга на территории ДРК. Пидар Кабила так и не догнал, что без белых наемников – в основном бельгийцев и французов, которые и были единственным оплотом стабильности в стране, он – никто. Всем такой бардак в стране надоел, в том числе и Старому, так как платить перестали вообще. В общем, ССовец, прикинув хер к носу, выбрал своим боссом генерала-мятежника Ондекана, который к тому времени успешно нагнул федералов в Гоме и подавал большие надежды. Мало того, в отличие от федерального правительства, он остро нуждался в грамотном специалисте и готов был регулярно ему платить.

После формального окончания в 2002 г. войны в ДРК, локальные боевые действия естественно не прекратились и услугами Старого с удовольствием пользовались и щедро оплачивали его время. Он даже состоял на должности в РКД и Движении 23 марта, был лично знаком с Боско Нтаганда и имел двух жен из племени тутси. В общем, Старый обладал политическим весом среди повстанцев, они даже приглашали его на свои племенные праздники, где трескали жареных хуту, закусывая шашлык из homo sapiens местным самогоном. Поначалу он даже и не знал, что за мяско он кушает. Некоторые неграмотные тутси считали его колдуном, который может вызывать пламя и гром. Он не оспаривал их мнение о своих способностях, так как великому огненному колдуну регулярно подкладывали молоденьких целочек негрилок. К сожалению, в 2014 г. на него объявило охоту ЦРУ, так как он имел дела с Виктором Бутом – закупал у него взрывчатку и оборудование. Пришлось срочно сваливать из Лимпопо, чуть ли не пешком. Так он оказался в Украине.

Покончив с мясозаготовкой, мы выдвинулись в лагерь. Я старался не думать о том, что я только что делал, и что я через два часа буду есть.

Опубликовано вУкраинский вояж (Наемник I)