Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

ДОНЕЦКИЕ ФЕРМОПИЛЫ. ГЛАВА 7

День выдался хлопотным, моросил холодный дождь с мокрым снегом, но мы кропотливо собирали боеприпасы и все ценные вещи, которые были у мертвых хохлов. Потом грузили продукты, которые на двух УАЗиках с номерами ДНР пригнал Дрищ со своей компашкой, которая, к сожалению, понесла потери в три стрелка. Москвич отдал приказ согнать все трудоспособное население на работу, посвященную погребению усопших. Когда закапывали погибших, жители села уже твердо уверовали в то, что Тоненькое оккупировано российскими войсками. Данная вера придала местному бабскому контингенту большую степень охуения и наглости.

В целях пресечения бардака, Дрищ (до сих пор не пойму, почему его, качка, роста хоть и среднего, но массой под сотку, так называли) надавал леща самой наглой хабалке, поджопником отправив таскать трупаки. А колхозникам пообещал, что если они будут замечены в гражданском неповиновении, то он всех их нахуй сожжёт в избе сельсовета, предварительно посадив на бутылку их целлюлитные жопы. Жируха (блять не пойму, с какого хера в войну и голод, эти твари наедают свои сраки) побежала как на реактивной тяге, прихватив оторванную ногу украинского подданного. Тем не менее, эта сука всё равно злобно шипела себе под нос, обещав пожаловаться на беззаконие самому ВВП, чем особо рассмешила Дрища и ввергла меня в уныние осознанием того факта, что русский мир глубоко болен. Глядя на подавленных и худых сельских мужиков, и на жирных, наглых местных баб, я еще более укрепился во мнении, что когда змей-искуситель в райских кущах подогнал Еве яблочко, она его сожрала в одну харю. Потом заебашила мирно спящего Адама доисторической сковородкой и стала ебаться со змеем, благо его анатомия, способствует различным сексуальным извращениям. На этой хуйне и спалил их Господь, выпнув блядей на мороз и прокляв на веки вечные. Ну, хватит лирики.

На совещании командного состава присутствовали комоды и некоторые приближенные к очку императора, т.е. я и Ржавый. Первый вопрос, стоявший на повестке дня, был о том, что нам пиздец, так как ночью мы загасили (а некоторых даже сварили с картошкой и съели, мысленно добавил я), не каких-то дезертиров, а что ни на есть, патентованных украинских мусоров-нацгвардейцев полка «Азов», и значит скоро, возможно, все, вплоть до танковой атаки и удара из градов. Второй вопрос был посвящен потерям. Погибло семь стрелков, четверо мятежников и один комод. Отныне нас осталось 35 человек. Тяжело раненного в живот бойца из Калуги обкололи героином, и он умер с блаженной улыбкой.

После успешного рейда Дрища, подразделение могло спокойно функционировать, не заботясь о пропитании, около недели. Далее Москвич сделал выговор Ржавому за то, что он убил пленных, не удосужившись получить информацию. На претензии руководства, рыжий отморозок отреагировал спокойной улыбкой, с наслаждением затянувшись сигаретой и выпустив ровное кольцо сизого дыма. Я вспомнил лопнувшую голову белобрысого хохла и меня затошнило. Далее Москвич отдал приказ расставить караулы и отдыхать, так как утром мы должны выступить на Краматорск и влиться в отряды ополчения под видом российских добровольцев, ведь теперь для укропов мы в лучшем случае перебежчики, а в худшем – российский спецназ, покрошивший местную нацгвардию.

Вечером, накрыв поляну в командирской избе, мы, закусывали самогон гречневой кашей с тушеным мясом, предвкушая рассказ Дрища о рейде его отделения на Ласточкино. В прокуренной командирской избе мы сидели за столом, который был приятно заставлен различной едой и стаканами с самогоном. Москвич двигал раскрасневшимися скулами, Ржавый, недавно ширанувшись, блаженно смаковал мой (заебал, сука) кэмэл. ССовец старательно жевал сало, будто сомневался, что оно свиное. Дрищ был в центре внимания и впитывал в себя наше любопытство, неторопливо жуя аппетитную кашу с мясом. Макарон, наевшись и подбухнув, заколотив в выпотрошенную сигарету анашу и мастерил фильтр из твердого обрывка бумаги.

Москвич разлил по 50 грамм и сказал: «Ну, помянем Кислого». «И моих пацанов» – добавил Дрищ. Мы молча выпили и уставились на Дрища.

А история с продразверсткой, если верить Дрищу, обернулась следующими событиями.

Выдвинувшись в пять утра, во главе своего отделения из девяти стрелков, вооруженных АК, одним РПК и одним РПГ с пятью выстрелами, Дрищ взял курс на Ласточкино. Держались вдали от троп и тем более дорог. Через три часа, так как двигались очень осторожно, на горизонте замаячило Ласточкино.

Дрищ был крайне осторожным полевым командиром, и в свое время воевал в Абхазии. Когда ему стукнуло 18, он проигнорировал повестку на призывное рабство и рванул защищать абхазские пляжи, там же и записался в корпус Басаева. Отличился при взятии поселка Лиселидзе в окрестностях Гагр, осенью 1993 был ранен и за героизм даже получил медаль «Герой Абхазии», и вместе с ней абхазское гражданство. После того, как Россия нагнула Грузию и отжала пляжи Абхазии в свое владение, Дрищ стал заниматься виноделием и частенько отдыхал на озере Рица, приезжая туда на своем черном 123 мерине 1979 года выпуска и трахал туристок из стран СНГ. Жизнь была прекрасна. Но все временно. С начала 2000-х всех, кто был близок к Басаеву, стали травить и вставлять палки в колеса. Бизнес пришлось продать, а из благословенной горной страны бежать. Потом Дрищ занимался снабжением чеченских сепаратистов в Панкисском ущелье, а когда снабжать стало некого (основная масса ушла к Кадырову или к Аллаху), Дрищ поселился в Южной Осетии и подрабатывал там инструктором местных сил самообороны. Когда грузины атаковали Цхинвал, Дрищ принял активное участие в обороне города и вместе с уцелевшими миротворцами РФ держал оборону городской застройки до подхода русских армейский подразделений Ямадаева. Но славу и патриотизм на хлеб не намажешь, мало того, вскоре он опять попал на прицел ФСБ и, пока не стало слишком поздно, в очередной раз бросил все и свалил в Украину. Ну а с началом революции он, естественно, встал на сторону хохлов, так как российский правопорядок ничего хорошего в его жизнь не привнёс.

Короче, на войне многое решает еще и удача. Пока Дрищ со своими бойцами вел наблюдение за окрестностями Ласточкино, противник грамотно подсуетился и окружил его. Когда Дрищ со своим отделением, уже уверенный в том, что Ласточкино демилитаризовано, выдвинулся в направлении ближайшей застройки, их прижала к земле очередь из НСВ. Оказывается, эту местность уже давно пасет Моторола со своими спартанцами, в надежде нахлобучить бронетехнику хохлов, которая по данным русской разведки может осуществить ротацию бронетехники в сторону Авдеевки для последующего штурма данного населенного пункта, опираясь на мусоров «Азова», танковые и мотострелковые части ВСУ. Вот Сеня и решил сделать из Ласточкино Фермопилы, натащив хуеву тучу противотанкового вооружения, которое обслуживало более сотни ватников.

Еще в окрестностях Гагр Дрищ научился быстро принимать решения, а сдохнуть у ополченцев в застенках ему не хотелось. После очереди над их головами, Дрищ кивнул гранатометчику и вычислив огневую точку крупнокалиберного пулемета, которая находилась в метрах 60 от залегших в овраге бойцов Дрища, приказал наступать по команде, так как до перелеска, из которого они выдвинулись к застройке, было более 200 метров. Дрищ крикнув «СВОИ», а боец с РПГ, с погремухой «Гусь», выстрелил в оборудованную огневую позицию спартанцев. Огневая точка пулеметчика была превращена в кучу хлама. Отряд вскочил и широкой цепью бросился вперед, к спасительной застройке. Слева по ним стал работать еще один НСВ, и трех отставших настигли 12.7. Одного бедолагу разорвало почти пополам, тазобедренная часть просто взорвалась, а часть костей с ливером, разлетелась на пару метров. Второму бойцу начисто снесло голову, и он, пробежав еще с десяток метров, запнулся и растянулся, уткнувшись раздробленным черепом в мутную лужу, на которую брызнули его мозги и кровь. Третьему пуля оторвала левую руку и впилась в тело, отбросив его в грязь. Гусь, не дожидаясь команды Дрища, (как только он успел, так быстро осуществить перезарядку? Профи, хуле) остановился, присел на колено и произвел еще один выстрел, смешав кишки стрелков, бревна и металл пулемета в одно целое.

С тыла по отделению Дрища стали работать с легкого стрелкового оружия. Охуевшие от неожиданности бойцы Моторолы до конца верили, что ребята из оврага – это диверсанты ВС РФ, возвращавшиеся с задания. Мда, ошибочка вышла.

Все-таки Дрищ был штурмовиком экстра-класса – что говорить, Басаевская школа дала о себе знать. Замечу, все люди делятся на два типа, первые в экстремальных ситуациях действуют, а вторые тормозят. В мирное время профит получают тормоза, однако во время войны, они первые кандидаты стать удобрением.

Ворвавшись на передовые позиции ошалевших спартанцев, команда Дрища, в первую очередь, отправила к царю Лаконики Леониду расчет АГС-30 – все трое, еще контуженые, не успели даже понять, что происходит. Тем более что вся их спецрота ожидала моторизованную колонну хохлов, с другого направления. Самое забавное, что укропы-таки нарисовались на шоссе плотной колонной техники и пехоты. Нацгвардейцы уже сориентировались и ввязались в огневой бой с демаскированными бойцами Сеньки. БМП-2, которая шла во главе колонны, расстреливала застройку Ласточкино короткими, мощными очередями скорострельной 30 мм пушкой. Две задних БМП-1 съехали с шоссе и пытались найти достойную цель для пушек, стучали пулеметами. Если бы ни инцидент с Дрищом, то колонна хохлов, подойдя поближе попала бы в огневой мешок, который им старательно готовил Моторола, надрачивая свой хер на привезенные с Руси-матушки Б-10 и АГС-30.

Если по уму, украм надо было бы сразу сваливать и провести дополнительную разведку села, как только они заметили позиции противника, но видать от судьбы не уйдешь. Протяжно ухнуло безоткатное орудие и 82 мм смерти пробили насквозь оба борта БМП-2, башня машины подпрыгнула метров на десять и упала на пехотинца. Раздался взрыв и хохлы, сообразив, что их очко сейчас лопнет от нагрузки, стали отступать. Застучали АГСы и пехоту с левой стороны шоссе – человек 12–13, порубило в фарш в течение нескольких секунд. Опять протяжно ухнуло Б-10, и левая БМП-1 закрутилась на месте, потеряв гусеницу, и тут же словив в борт и башню приветы от РПГ. Выстрел в борт из гранатомета успокоил навсегда экипаж и тачку. Практически сразу повалил густой дым из десантного отсека, двери которого были открыты. Второй снаряд РПГ, отрикошетив от башни, попал в щебень на обочине, подкинув вверх кубометр земли и безногое тело гвардейца. Дальнее крыло украинской пехоты ускорило отступление, и третья БМП, судорожно вращая башню, трещало пулеметом и изредка стреляло из пушки в направлении противника.

Дальнейший исход боя Дрища уже не интересовал, так как его ребята тащили АГС (нахуя, спрашивается?) и боекомплект к нему по направлению к стоявшим в метрах трёхстах, в глубине позиции спартанцев, трем УАЗикам-буханкам. Уже на подходе, когда до УАЗиков оставалось метров семьдесят, один из них вначале присел, а потом, взорвавшись, подпрыгнул и  перевернулся, теряя колеса. Все-таки, один раз хохлы попали не в молоко. На бегущих бойцов Дрища, пизданувших АГС, ватники никакого внимания не обращали. Никому в голову не пришло, что Дрищ и компания – абсолютно случайные люди на этом празднике жизни (или смерти?)…

Оставшиеся два УАЗика были пустыми и, погрузившись в них, отряд Дрища, нещадно дрифтуя, дал газу в направлении Авдеевки, подальше от места боестолкновения.

Опубликовано вУкраинский вояж (Наемник I)