Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава III. 300 спартанцев

Роты полка построились и замерли, ожидая того, что скажет их батя, их любимый командир. Удивительно, но стоявшие 1153 человека не издавали ни звука. Из рядом находящегося леса была слышна возня и стрекотание живности. Было ощущение какой-то нереальности происходящего. Больше тысячи бойцов замерли, ждали. В воздухе пахло адреналином и предстоящей бойней. На ветру колыхался флаг полка. Символ непобедимости, несгибаемой воли, символ того, что каждого, кто бросит вызов тем, кто сейчас встал в строй и надел небесные береты и тельники, ждет смерть.

— Вольно, — раздалась команда.

Полк не шевельнулся, а напряжение усилилось.

— Товарищи гвардейцы! Друзья! Братья! Сейчас у нашей великой страны трудное время. Наступает период анархии и безвластия. Мы — единственная сила, способная остановить надвигающийся хаос. На нас пал выбор судьбы и у нас нет права отступить. АЭС захвачена, и, возможно, готовится к взрыву. Мы должны любой ценой взять под контроль ядерные реакторы и предотвратить катастрофу. В этом штурме у нас нет права применять тяжелое вооружение — реактор не должен быть поврежден. У противника, напротив, руки в применении крупных калибров развязаны и это намного осложняет нашу задачу. АЭС обороняют более 700 подготовленных бойцов, у них танки, БТРы, минометы. Мало того, среди них наши братья из отряда «Витязь», с которыми мы не раз стояли плечом к плечу, по колено в крови врагов. Но они сделали свой выбор, а мы должны сделать свой. Противник решителен в своем безрассудстве и будет драться до конца. Поэтому мне нужны лишь добровольцы. Кто не желает участвовать в штурме может покинуть наши ряды.

Строй остался стоять, не было заметно даже легкого движения, только знамя полка колыхалось на ветру. Через несколько минут гвардии полковник Игнатов продолжил.

— Гвардейцы, мы в этой схватке будем не одни — с нами бойцы прославленного «Вымпела». Их немного, но они с нами.

Ряды десантуры оживились, ведь где «Вымпел» там победа и раскиданные по округе кишки врагов.

— Я безгранично счастлив, — продолжил речь Игнатов, — и благодарю судьбу за то, что стал вашим командиром, вашим старшим товарищем.

Он замолчал и через несколько мгновений, отдышавшись крикнул:

— Победа будет за нами! «НИКТО КРОМЕ НАС»!

— НИКТО КРОМЕ НАС! НИКТО КРОМЕ НАС! НИКТО КРОМЕ НАС! — послышался рев тысячи голосов.

Пошел обратный отсчет. До штурма АЭС оставались считанные часы.

Телков, Бырдин, я, а также прапорщики и офицеры полка, присутствующие на брифинге, сосредоточенно слушали полковника. Важность инструктажа перед атакой было трудно переоценить. Это блять не инструкция по эксплуатации автомобиля, которую открываешь лишь тогда, когда уже все окончательно доломал. На брифинге решалось главное — у кого какие шансы. Кто-то приобретет малую, а кто-то большую вероятность гибели.

Если кратко, то смысл инструктажа, на котором мы присутствовали, заключался в следующем.

Игнатов принял решение атаковать рано утром. Штурм комплекса было решено провести всеми силами, которые имелись в наличии. Основная группировка в количестве 800 штыков должна была прижать к озеру и уничтожить бронетехнику и живую силу противника расположенную на нашем левом фланге. Если верить донесениям разведки и показаниям гражданских, то там были расположены четыре ПТ-76, два БТР-80 и большое количество бойцов спецчастей МВД и мотострелков ОМСДОНа, что-то около 200 штыков. Другая группировка гвардейцев, насчитывающая 300 бойцов, располагавшаяся на правом фланге, получила директиву атаковав первыми, попытаться прорвать передовые форпосты противника и нанести удар в направлении основных зданий АЭС. Мало того, трем сотням «спартанцев», как я их мысленно назвал, необходимо было закрепиться в прилегающих зданиях и по возможности выпилить минометную батарею.

Наш отряд планировали оставить в оперативном резерве на случай пиздеца, который — чует моя жопа — непременно должен был произойти.

По моему скромному мнению, вторая группа десанта была обречена. Их возьмут в кольцо и уничтожат. Но смысл был в том, что основная группа в 800 гвардейцев, избежав минометного обстрела в период сближения, уничтожит технику и пехоту противника в своем секторе, а потом атакует здания с реакторами. «Мда. Чем-то надо жертвовать. В данном случае, этим чем-то будет три роты гвардейцев. Армия вообще похожа на фабрику смерти. Если ты военный, то тебя на законных основаниях могут отправить на убой. Ну а хули, колхоз — дело добровольное, не пойдешь – расстреляем».

— Товарищи офицеры, есть вопросы, — Игнатов отошел от карты, закрепленной на стенде и упер кулаки в бок, готовясь выслушать предложения и возможные возражения.

— Товарищ гвардии полковник, — высокий лысый майор, который должен был возглавить вторую ударную группу, встал, — а с помощью каких нахуй сил и средств мы сможем выполнить поставленную задачу? В направлении нашей атаки противника будет вдвое больше. Он имеет бронетехнику. Плюс сближаться будем под минометным обстрелом. Мало того, когда мы прорвемся к основным зданиям… если прорвемся, то встретимся лицом к лицу с краповиками. А это уже что-то из разряда жанра ебучей боевой фантастики.

— Иван, — полковник кивнул ему, как бы приветствуя вопрос, — необходимо отвлечь минометный огонь от основной группы. Там все пристреляно, они даже к бетонному ограждению приблизиться не смогут.

Игнатов достал папиросу, не торопясь прикурил и выпустив сизый дым продолжил.

— Пойми, только твой батальон имеет хоть какой-то шанс выполнить поставленную задачу. Ты должен приготовиться к ожесточенному сопротивлению.

— Это первая группа должна готовиться к ожесточенному сопротивлению, — майор опустил голову, как бы обдумывая сказанное, — нам же нужно готовиться к аду. Пусть вымпела нас подстрахуют, это придаст нам уверенности и хоть немного прикроет наши сраки, которые, полагаю, будут изрядно нашпигованы свинцом.

Игнатов посмотрел на Телкова, и тот, пару секунд подумав, ответил легким кивком.

— Хорошо, Иван, «Вымпел» идет с тобой.

«Ну вот. Начинается блять, съездили проверить объект, сука». В районе висков я почувствовал пульсацию крови. Бырдин протянул мне флягу с коньяком. Его руки немного дрожали, как впрочем и мои.

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)