Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава VII. Мятежники

— Белый, — послышался сквозь темноту голос Бырдина.

Я с трудом разлепил веки. Мой друг лил воду из фляги мне в лицо.

Облизнув губы, я четко почувствовал металлический привкус крови и отвернулся от струи воды, которая тут же холодной змеей протекла по телу и намочила живот и трусы.

— Белый, — в голосе Бырдина слышалась тревога и раздражение, — подъем, Николай!

Увидев, что я очнулся, он улыбнулся и присев на корточки тихо по слогам проговорил.

— АЭС наша, Коля, — он взял паузу и еще раз прошептал, будто не веря, — мы сделали это, сделали.

Я, не обращая внимание на радостного друга проверил наличие патронов в АПС. «Пусто».

— Уцелевшие краповики и мотострелки успели скрыться, — Бырдин чиркнул спичкой и закурил, распространяя вокруг себя облако сизого дыма, — пробились из окружения, вынесли знамя и уехали на двух буханках.

Он достал фляжку с коньяком и, отхлебнув, предложил мне.

Едкая жидкость пробрала меня до костей.

— Саню нашли? — спросил я его, имея ввиду Телкова.

— Нету его нигде, — то ли радостно, то ли виновато ответил Бырдин, — там трупов… трупов горы.

Он подкурил и протянул мне сигарету.

— Где Игнатов-то был, — спросил я, жмурясь от едкого дыма исходящего от отсыревшей сигареты.

— Ранен он, — Бырдин устроился рядом со мной и еще раз выпив коньяк, попытался сделать кольцо из табачного дыма.

— Основная группа нарвалась на ожесточенное сопротивление спецчастей охраны МВД, — Бырдин протянул мне флягу, но я помотал головой.

— У ментов там оказалось больше десяти танков и около четырех сотен штыков, — майор затушил окурок о бетонный пол, — менты два раза в контратаку ходили.

Бырдин еще раз хлебнул из фляги.

— У Игнатова почти половина группировки убитых и раненых, — майор покачал головой, — менты совсем сдурели. От гвардейского полка десантуры осталось около половины. У нас еще плюс к остальным Хохол и Кошкин ранение получили.

Майор встал и отряхнул штаны.

— Хер поймешь, что творится. Живем как в Латинской Америке. Белый, ты как, допрашивать-то пойдешь, — спросил Бырдин поправляя автомат и кобуру с любимым ТТ.

— Кого? — непонимающе посмотрел я на майора.

— Кого, кого, — Бырдин заворчал как старая бабка, — снайпера, с которым ты решил боксом позаниматься.

Майор протянул мне руку и помог встать.

— Тебе совсем скучно жить, — Бырдин пытливо заглянул мне в глаза, как будто пытаясь разгадать слово в кроссворде, которое мелькает в уголках сознания, но ни как не формируется в уме.

— А если бы его кунг-фу оказалось сильнее твоего, а? Где бы ты сейчас лежал, — Бырдин заметив, что я припадаю на одно колено подставил плечо.

Я, не торопясь, прихрамывая на одну ногу и стараясь не наступать на трупы поковылял к лестнице.

— Белый, от тебя воняет как от чукчи, надо тебя срочно переодеть и в больницу, — Бырдин продолжал ворчать, — если еще раз проведешь несанкционированную атаку — отправлю тебя в психлечебницу, совсем ты уже двинулся.

Я кивнул и продолжал с трудом идти, опираясь на его плечо. В висках стучало, а голова жутко болела.

— Нам всем надо в больницу, — я скорчил лицо от боли в колене, — но судя по размеру пизды, в которой мы побывали, больница нужна сугубо венерическая.

— Да ладно, не драматизируй, — Бырдин ухмыльнулся, — триппер ты не поймаешь, а вот медальку возможно подцепишь.

Он придержал меня на ступенях.

— Я тебя к государственной награде представлю, — майор погрустнел, — тебя и Саню.

Я увидев около стены с виду целый АКС нагнулся и стал проверять его на пригодность к бою.

— Андрюха, — я отсоединил магазин и отведя затвор заглянув в ствольную коробку раздраженно ответил на щедрое предложение, — на хую я вертел эти медали.

— На хую ты будешь вертеть гонорею, — Бырдин злорадно хохотнул и продолжил менторским тоном, — если и дальше будешь сычевать и ебать разных рыжих шмар. А медаль — это признание Родиной твоих заслуг.

— Андрюх, — я вздохнул и посмотрев на друга улыбнулся, — а можно деньгами?

— Залупой на воротник, — Бырдин опять заворчал, — наемник ты херов. Пойми, — он поднял палец вверх, — Родина это святое, а ты все деньги, деньги. Жениться тебе пора, жениться.

Через некоторое время мы, дойдя до нашей импровизированной базы (того здания в котором я лазил по сортирам) приступили к допросу пленного.

— Ваша фамилия, должность, звание, — немного наклонившись вперед чеканил фразы Бырдин, сидя напротив краповика.

— Ильин Сергей Герасимович, старший лейтенант, заместитель командира роты по воспитательной работе, — прохрипел допрашиваемый.

Пленный говорил немного растягивая слова, по всей видимости из-за поврежденной челюсти.

— Кто руководитель мятежа и с какой целью была захвачена Калининская АЭС? — продолжал допрос Бырдин.

Краповик с трудом улыбнулся и обведя нас взглядом ответил тихим голосом.

— А мы и не захватывали АЭС, мы ее охраняли, — он с вызовом посмотрев мне в глаза, — мятежники вы.

В помещении повисла тишина.

— Ты мне зубы не заговаривай, — начал заводиться Бырдин.

— А я и не собираюсь, — краповик почесал нос связанными руками и случайно задев челюсть поморщился, — Ельцин низложен постановлением Президиума Верховного Совета. Мало того, он и министр обороны Грачев пытались передать функции охраны ядерных объектов в руки американских военных, а это можно трактовать как измену Родине. Мы уничтожили оккупантов, — краповик хищно улыбнулся, — видели наверное.

«А ведь действительно, если ЕБНа сняли, то мятежниками будут те, кто проиграет в политической борьбе».

— Ага, — Бырдин прикурил сигарету, — вместе с нашими водилами. Ты мне лекции по научному коммунизму не читай. Куда повезли ядерное топливо, — Бырдин пытливо посмотрел в глаза пленному.

— Не могу знать, — краповик посмотрел исподлобья, — я занимался охраной здания.

Я неожиданно вскочил и повалил пленного вместе со стулом на пол, боковым зрением заметив непонимание в глазах Бырдина. Левой рукой я схватил краповика за волосы, а правой за сломанную челюсть

Бойцы из отделения Бырдина попытались пресечь экзекуцию, но увидев сигнал Бырдина остались на месте.

— Куда повезли ядренку, — закричал я, — адрес, время… убью за Саню сука.

Все случилось быстро. Я со всей силы давил на челюсть и смотрел в глаза краповика. Они были полны боли и удивления. Изо рта замполита начала сочиться кровь. Он что-то пытался сказать. Я чуть ослабил захват.

— Гостиница Украина, — прохрипел с трудом выговаривая слова пленный, ошалевший от неожиданности и болевого шока, — завтра вечером.

«Даже самые храбрые подвержены внезапному страх», — в уме прозвучала цитата Платона.

Я встал и посмотрел на своего друга. Майор в свою очередь со всего маху ударил пленного в живот.

— Это грязная бомба, Коля, — Бырдин с отчаянием взглянул мне в глаза.

— Похоже на то, Адрюх, — я чиркнул спичку, она сломалась. Шишка, боец из отделения Бырдина поднес огонь зажигалки к моей сигарете,

— Надо нашим на базу сообщить.

— Да пробовали уже, не отвечают, — с тоской в голосе ответил майор, — походу глушат наших… или арестовали.

— Зачем, — мой друг еще раз ударил ногой краповика, — зачем.

Пленный пришел в себя и с тоской ответил разъяренному майору длинной речь.

— За кого вы воюете? За Ельцина, за либералов, за демократов, за долбаных коммунистов просравших страну, — краповик сплюнул кровь и продолжил.

— Да они американцам все государство на блюде отдали! Там снайпера из англичан и чеченцев стреляют по всему, что движется. Мы Москву уже потеряли. Не она должна быть столицей великой страны.

Я сел и с интересом стал слушать пленного. «А ведь он в чем то прав! Неужели судьба забросила меня не на те баррикады?»

Пленный продолжал кричать, видимо его взяла злость.

— Нам с США теперь дружить? Да они к нам никогда не будут относиться как к равным, после того как мы сами все отдали! Ну скоро этот бордель закончится!

Старлей зло засмеялся.

— Пиздец будет скоро вашей демократической Москве и дружбе с американскими уебками, — краповик с досадой сплюнул кровь.

— Ты с СВД по нам работал, — спросил Бырдин пленного.

— Нет, блять, срочники мотострелки, — краповик злобно смотрел то на меня, то на Бырдина.

— Маслов, Шишкин, — скомандовал майор, найти десять комплектов более-менее целых ВВшных комуфляжей.

Я курил и с интересом наблюдал за поведением Бырдина. В нем что-то переменилось. Он как будто стал прежним — жестким, резким, как тогда в Йемене.

Майор посмотрел мне в глаза.

— Выезжаем Белый, приходи в себя, — Бырдин достал свой ТТ, — и еще Колян, мне похуй на твое колено, ты мне нужен.

Майор направил ТТ в голову краповика.

— Это за Саню, — тихо сказал Бырдин, — и это не для дела, это личное.

— Да мне пох… — не успел закончить фразу пленный замполит.

Раздался выстрел. Спецназовец откинулся на спину. Кровь лужей стала растекаться вокруг его головы.

— Белый, хочешь я тебе краповый берет присвою, друг посмотрел мне в глаза и увидев мою улыбку тоже улыбнулся.

— С возвращением, — проговорил я, — присваивай, я заслужил.

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)