Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава VIII. Период полураспада

У Бырдина созрел незамысловатый план. Оставить двух бойцов с ранеными, ну и в целях все запротоколировать, а остальным 10 оперативникам преследовать ОМСДОНовцев везших в Москву бомбу, начиненную отработанным ядерным топливом. За каким хером опера переодевались я так и не понял. Со мной-то ясно, воняю как представитель малых народов севера. Ну Бырдин командир, ему и решать. Тем более если мы нарвемся на ментов, то будет легче отбрехаться.

«Сука, сглазил».

На посту ГАИ, перед въездом на МКАД с Ленинградского шоссе нашу буханку остановили сотрудники ГАИ с усилением из восьми ВВшников вооруженных АК.

Как только закончили скрипеть тормоза, нашу машину обступили автоматчики. Надо заметить очень грамотно обступили. Если бы наш водитель решил рвануть, то буханка очень быстро была бы переоборудована в дуршлаг.

— Инспектор ГАИ старшина Боков, прошу выйти из автомобиля, — представился и сходу, нагло так, заявил свои требования гаишник. Руку к черепу он не прикладывал, но сурово направив в нашу сторону старенький калаш убедил даже меня, в умении и решимости нашпиговать нас свинцом в случае неповиновения. Однако все сразу изменилось, когда гайка разглядел форменное обмундирование бойцов »Витязя».

— Свои, свои, — затараторил он, повернувшись к своей технической поддержке, помахав им рукой.

Подойдя к водительской двери старшина-мент высморкался в грязный платок и, разглядев в Бырдине командира, стал скороговоркой докладывать обстановку.

— Я думал это безопасники, — он с облегчением выдохнул и продолжил.

— Ваше начальство часа четыре назад как проехало, — он заглянул в салон и стрельнув у водителя сигарету прикурил, продолжая сливать инфу, перемешанную с табачным дымом.

— Ваших, ну тех кто с окружения выбрался, — по всей видимости волнение путало мысли в голове мента, — в общем просили всех наших… ну из МВД, кто будет проезжать мимо нашего поста из АЭС направлять в Бутырку, там общее построение личного состава назначено, — старшина выпустил вверх едкий дым и посмотрел на часы, — назначено на 19:00, у вас еще есть три часа.

Мы молчали и старшина, облокотившись на дверь Уазика, продолжал болтать как бабка на завалинке.

— Сильно там ваших… наших потрепало, — участливо спросил он.

— Старшина, — Бырдин повысил голос, — вся милиция на нашей стороне?

— На счет всех служб не знаю, но гаишники все, — старшина довольно улыбнулся, — кто не с нами, тех уволили задним числом, — у нас то ладно, в ОМСДОНе, тех, кто отказался подавлять мятеж коммуняк и выступить против Ельцина арестовали, — старшина дыхнул в кабину табачным перегаром и поежился от мелкого противного дождя, — в Бутырке и сидят.

— А вы чего, тачку у безопасников отбили, — спросил неугомонный старшина, — номера то МБшные.

— Да, было дело, — Бырдин стал вживаться в роль, — вымпела к десантам примкнули, многих наших положили.

— Вот суки, — гайка покачал головой, — их уже сутки в окружении держат, предлагают сложить оружие, они ни в какую. Ладно на своей базе сидели бы, так ведь твари, ну те которые в оцеплении, еще не дают зайти в здание и разогнать коммуняк. Кантемировцам приходиться из танков херачить по Дому Советов.

Старшина сплюнул, поежился, но разговор не прервал.

— С армейцами вообще хер поймешь, —  гайшник посмотрел в небо на усиливающийся дождь и выбросил сигарету, — кто-то нас поддержал, а кто-то в нас стреляет. В Москве вообще бардак творится, трупы то там то тут. Говорят снайпера с высоток работают. Что за снайпера никто не знает. Стреляют все по мирным в основном и оцеплению из безопасников.

Дождь залил сильнее и старшине стало совсем не комфортно стоять и он собираясь в пост напоследок спросил.

— Командир, как мне вас в отчете обозначить то?

— Старший лейтенант Ильин, — выкрикнул Бырдин, — замполит роты.

Машина заскрипев передачей тронулась, а мент съежившись под дождем посеменил в пост.

— Хер поймешь что творится, — майор задрал трофейный краповый берет на затылок и почесал вспотевший лоб, — хотя общая картина пиздеца смутно, но прорисовывается.

Я хлебнув водки из горла взял открытую банку тушенки и хлеб, которые протянул мне молодой опер и занюхав едкий запах спирта хлебный корочкой с удовольствием стал разжевывать кусок мяса подцепив его ножом.

— Белый, — Бырдин повернулся и взяв у меня бутылку посмотрел на меня, — твои соображения по поводу обстановки?

Я ехал откинувшись и немного покачивался в такт движениям Уазика, продолжая жевать тушняк, а потом не торопясь его проглотил.

Вдруг вся ситуация показалась мне не просто глупой, а в принципе не уместной. «Мятеж, переворот, под ковёрная возня, мусорская секта, борьба за власть под прикрытием патриотических деклараций. А что в итоге? В сухом остатке мы получим ситуацию еще хуже, чем раньше. Вот, Перестройка, а что мы получили? Перестроились, ага».

— Я думаю так, — я поймал взгляд Бырдина, — ЕБН хочет слить Верховный Совет, где первую скрипку играют коммунисты, мало того, за уральского алкаша вписалась армия. В недрах МВД есть тайная организация и ее члены прессуют и коммуняк и тех кто за ЕБНа. Наши держат нейтралитет, хотя лично наш отряд своими действиями помог армейцам захватить АЭС. Расклад такой — мусорская секта проигрывает в борьбе с армейцами. Поэтому красноперые решили вытащить из рукава козырного туза и ебануть ядренку. Период полураспада урана длится тысячи лет, так что столицу придется перенести. Не удивлюсь, что они хотят вернуть статус столицы Ленинграду и попутно посраться с американцами.

— Мда, — Бырдин выпил водки и поморщившись задумался.

В машине все молчали. На уцелевших навалилась какая-то апатия, безразличие ко всему.

— Предлагаю так, — Бырдин повернулся к нам, — вызволяем арестованных ментов, которых держат в Бутырке и вместе с ними нейтрализуем тех красноперых сектантов, которые будут охранять атомную грязнулю на территории хохлятской гостиницы. Можете отказаться, мне нужны добровольцы.

Майор пытливо всматривался в лица оперов, которые почти все были исцарапаны и избиты.

— Я с тобой Андрюх, — я потрепал друга за плечо, — не ссы. Как раз есть желание покончить с жизнью.

В машине раздались смешки и фразы. «Мы с тобой командир», «Можешь на нас положиться», «Мы едем с тобой, а то скучно жить».

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)