Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава XI. Балаган

Москва, Кремль, 3 октября 1993 г., 2 часа 15 минут.

 

— Борис Николаевич, министра внутренних дел надо арестовать, — Грачев говорил тихо, как будто мыслил вслух, — где он, кстати?

— Но Виктор Федорович верный, преданный человек, — Черномырдин покраснел и налив в стакан воду из графина залпом выпил и сразу вытащив папиросу из пачки закурил, — я его с детства знаю, мы не можем по кучке отщепенцев судить о министерстве в целом. Сейчас, как мне известно, он на месте, руководит подавлением массовых беспорядков.

— Это какая кучка, — Паша Мерседес повысил голос, — почти весь ОМСДОН замешан в заговоре!

Ельцин ударил по столу кулаком.

— Хватит, вы как бабы, подеритесь еще! Николай Михайлович, — Ельцин посмотрел в сторону руководителя Министерства Безопасности, — что там с Вашими орлами? Будут они принимать участие в штурме дома Советов?

Голушко тяжело вздохнул.

— Базы Альфы и Вымпела все еще блокированы ОМСДОНом, — он посмотрел на Грачева, — хотя я блять просил Павла Сергеевича прислать на помощь части Таманской дивизии, — Голушков раскурил сигарету, затянулся пару раз и продолжил, — министра обороны надо освободить…

— Так твои же суки мне не дают захерачить этих…му.. депутатов, — указывая пальцем в сторону Голушко закричал Грачев вскочив со стула.

— Наше дело обеспечить безопасность граждан, — парировал Голушко, встав со стула.

Руководитель Министерства Безопасности глядел в упор на Грачева и покраснев сжал кулаки. Грачев набрал воздуха чтобы выдать еще одну гневную тираду, но секунду помедлив передумал и сел.

— Тихо блять, — ЕБН не выдержал, — не совещание, а балаган, — что там по АЭС?

— Освободили, — буркнул Грачев поправляя китель.

— Совместно с «Вымпелом» освободили, — поправил министра обороны Голушко и сел положив ногу на ногу.

— Мне докладывали, — продолжал глава Министерства Безопасности, — что все руководство мятежной дивизии арестовали свои же, а где командир «Витязя» полковник Лысюк никому не известно.

— Да «Витязь» вообще является ядром мятежа, — Грачев закричал, — их всех…

— Заткнись уже блять, — ЕБН в очередной раз ударил стол кулаком, — Паша, хватит уже, не глухие, еб твою мать.

— Что нам, кстати, скажет руководство внутренних войск? — Ельцин прищурился и посмотрел в сторону Куликова, — слушаем Вас внимательно, Анатолий Сергеевич.

Куликов чуть помолчав подвигал желваками, ему досталось от нового демократического начальства уже достаточно, уже неделю как грозились снять-посадить-расстрелять.

— Я уже докладывал, — Куликов пытался сохранить спокойствие, — пытаемся навести порядок на улицах столицы.

— Плохо пытаетесь, — Ельцин отпил из стакана воду, — как вы вообще прошляпили заговор в своем ведомстве, за это расстрелять мало!

— Да мне по ху… все равно, — Куликов чиркнул спичкой и раскурил сигарету.

— Как ты с президентом разговариваешь, — Грачев опять вскочил, его лицо покраснело.

— Сиди, блять, — Куликов спокойно посмотрел на разъяренного министра обороны.

Черномырдин жестом отчаяния вскинул руки.

— Ну что вы сретесь, — закричал премьер.

— Тихо, — ЕБН в очередной раз повысил голос, — мне что блять туфлей по столу стучать.

Вдруг зазвонил президентский телефон.

Все замолчали. Напряжение возросло.

— Да, — Ельцин стал внимательно слушать. С каждой минутой его лицо краснело все сильней.

Наконец он положил трубку.

— Что там, Борис Николаевич, — спросил Черномырдин ерзая на стуле.

— Американский посол звонил, — Ельцин посмотрел на Грачева, — спрашивал, что стало с американскими подразделениями, посланными усилить охрану АЭС.

В кабинете повисла тишина.

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)