Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава XIII. Москвич

Солнце, пробивая листву хвойных деревьев, окрашивало тропу, по которой я шел, желтыми пятнами. Я неторопливо брел, наслаждаясь свежим горным воздухом. Вдруг прислушавшись, я заметил блеск воды и пошел на звук бурлящего потока. Меня стали терзать смутные сомнения, но неведомая сила тянула к воде. Углубившись в чащу, я скоро набрел на горную речушку и, почувствовав усталость, сел на большой валун. Жутко хотелось курить, но сигарет не было. Я, покусывая травинку, просто сидел бросая камешки то-ли в маленькую речку, то-ли в большой ручей. Вдруг я ощутил на себе знакомый зловещий взгляд. На другом берегу был он — незнакомец с желтыми глазами. Он, с комфортом расположившись в раскладном кресле, давил руками грецкие орехи, скорлупа от которых разлеталась вокруг, падая на его дорогой черный в серую полоску костюм. Вытаскивая ядра, он с аппетитом их ел. Под костюмом у него виднелась белоснежная сорочка, а на шее был повязан красный платок. Черные волосы стильного фраера были зачесаны с аккуратным пробором. От него веяло мощью и опасностью. Это ощущалось на уровне подсознания.

«Кто ты блять такой», — подумал я. Меня забил нервяк.

Вдруг незнакомец улыбнулся мне широкой белозубой улыбкой и я, ожидая какой-нибудь подвох, напрягся. Солнце закрыли тучи и все вокруг наполнилось воплями. Какие-то тени метнулись ко мне. Я попытался отбиваться, но на моих руках откуда-то появились наручники. Я что есть мочи закричал и стал бить вязкие силуэты руками и ногами. Они наваливались на меня и не давали дышать, мне казалось, что они заполняли все поры на моем теле. Темнота накрыла сознание и я услышал пронзительный свист.

— Хрхклхр, — хрипел водила, который подобрал меня с Масловым, его глаза вылезали из орбит и это было не случайно, так как его душили. Вернее я его душил.

«Блять, че за хуйня», — я резко убрал руки с его горла и это было правильно, так как он стал уже совсем синим и алкоголь тут был не причем.

Я сидевший на месте переднего пассажира повернул голову и посмотрел на заднее сиденье копейки. Маслова там не было, лишь кровавое пятно намекало, что там везли раненого человека или труп.

— Где Маслов, — спросил я мужичка, попутно проверяя наличие АПС в боковом кармане штанов, — он жив?

Водила ответил не сразу и еще некоторое время судорожно дышал, как будто воздух это высшая драгоценность. Хотя когда тебя душат — это так и есть.

— Товарищ военный, — заговорил с придыханием мужичек, — Вы чего?

— Где Маслов блять, — не выдержал зло закричал я.

— Так отвезли мы его, — водила совсем струхнул и отстранившись от меня прижался к двери, — в травматологию отвезли.

Желание водилы свалить ощущалось за километр, но ему было жалко бросать тачку.

Мужичек сглотнул, дернув острым кадыком и продолжил.

— А Вы уснули и попросили меня разбудить, когда мы подъедем к гостинице Украина.

Видя, что я немного прихожу в себя он стал успокаиваться.

— Между прочим, вы сами попросили меня привезти Вас сюда, — в его голосе послышалась обида.

Я посмотрел вперед, в метрах ста от нас возвышалась высотка гостиничного комплекса, а еще дальше горел дом Советов. По округе раздавались выстрелы. С некоторыми интервалами раздавался гром танковых орудий. Сам грохот звучал с едва уловимым опозданием, практически сразу после вспышки.

— Извини друг, — я потрепал его по плечу и достав скомканные деньги (где-то рублей 700) отобранные у рэкетиров засунул ему в карман пальто, — спасибо дружище, сигареты есть?

Мужчина, несколько удивленный такому неожиданному хэппи энду протянул мне наполовину пустую пачку «Магны».

— И спички дай, — я протянул руку и в ладонь лег почти полный коробок.

Я забрав добычу вышел из машины, аккуратно закрыв дверь. Копейка сразу тронулась и вскоре скрылась из виду. Я достал сигарету и с наслаждением прикурил, сделав сразу несколько затяжек. Спустя несколько минут я закурил еще одну и, достав АПС удостоверился, что в его магазине лишь три патрона и один в стволе. «Баран блять», — подумал я про себя, жалея что не прихватил с собой боеприпасов и оружия.

Спустя пару минут, заткнув АПС за пояс я наблюдал за парнями в темно красных беретах. Они сидели в Уазике буханке около высотки со стороны набережной и пламя горящего здания парламента немного освещало место нашей финальной встречи. Краповиков было примерно человек шесть, они сидели в машине. Еще двое были снаружи в охранении. Рядом стояла еще одна буханка, предположительно начиненная ядерным дерьмом.

Вздохнул я невольно улыбнулся ситуации. Это же какой феерический пиздец грядет. Засрать изотопным говном целый многомиллионный город! Я закурил (да-да, это охуенно вредно, но находясь в 70 метрах от ядерной бомбы, которую охраняет, а потом скорей всего подорвет военная элита некогда огромной империи я четко понимал, что до пенсии, пусть даже и военной мне дожить не суждено. Так что идите вы нахуй со своими проповедями о раке легких). Самое забавное, я только сейчас понял, что хочу быть именно с ними, с этими мятежниками, у которых стальные яйца и ни грамма жалости. А как вкусно они заминусили амеров, ммм. А на АЭС, это было реально круто! Пленных было в пределах статистической погрешности, это блять не арабы с афганцами. Там был АД!

«Мда, судьба шлюха закинула меня не в тот лагерь, но возможность выбирать хозяина не всегда предоставляется, в этом наверное и весь прикол. Ладно, хватит лирики, пора работать».

Выкинул окурок я сплюнул. Во рту было сухо и отдавало табачной горечью. Я еще раз оглянулся вокруг. Апокалиптическая картина впечаталась в мозг. Брошенные авто, стреляющие по дому Советов танки. «Охуенно».

Я осторожно открыл дверь старенького Москвича 412 и подтянул на себя труп американского военного. В глаза бросилась дыра в затылке и трупная вонь. Как никак уже пару суток как мертв. Я оглянулся на заднее сидение. Два жмура (один вроде сержант) были аккуратно пристегнуты и склонились друг к другу головами как пьяные друзья. М-16 стояли у трупов между ног, но к сожалению стволы штурмовых винтовок были погнуты, так что поюзать амеровское вооружение мне сегодня не светит. Никогда уже не светит.

«А вообще не хило придумано. Типа бомбу ебнули американцы. Опять холодная война и гонка вооружений, плюс перенос столицы». Я вздохнул с ностальгией и подцепив проводку чиркнул проводами. Авто завелось. Положил АПС на сидение я включил первую передачу. «Интересно, что подумает охранение, когда будет дырявить старенький Москвиченок, которым управляет мертвый американский солдат. С таким раскладом скоро в гильдию некромантов можно будет вступить». Выбросил окурок от последней во всех смыслах сигареты я отпустил сцепление. Москвич дернулся и с ревом попер на Уазик с краповиками.

Когда до Буханки оставалось метров двадцать, охранение, по всей видимости порядком охуевшее от происходящего пиздеца (сами понимаете, жмура посадили в машину и вдруг трупачок едет в этой тачке на тебя), стало старательно делать из моего ретро автомобиля терку для сыра. «Поздно ребята». Взяв АПС я прижал его к себе и тут же удар сотряс мою машину. Я воткнулся лбом в окровавленную дыру на затылке трупа. Противный шмяк расплескал по лицу стухшую кровь и мозги жмурика сидящего у меня на коленях. Даже во рту я почувствовал вкус мертвечины. «Ебаная жизнь, ну что у меня за работа. Все нормальные люди сидят дома, пьют чашечку кофЭ. Тьфу блять». Я выплюнул клок мохнатой кожи, которая ранее принадлежала любителю бургеров. Заднее сиденье 412 соскочило с креплений и один оккупант по-товарищески положил свою посиневшую окровавленную руку с оторванными ногтями мне на плечо. Чуть вдалеке ударилось об асфальт боковое зеркало рухляди, в которой находился я в теплой компании с Североамериканскими трупами. Протараненный Уазик лежал на боку со смятой бочиной. «Добрейший вечерочек, а вот и я», — подумал я медленно отстегивая ремень безопасности готовя АПС к выстрелу.

Прошло около минуты и я стал отчетливо слышать хруст битого стекла, по которому осторожно подходил к машине боец из охранения.

«Если бы вы знали ребята, кто к вам приехал в гости, вы наверное потратили бы по паре магазинов каждый, прежде чем подойти к незваному гостю».

Когда спец приблизился на пару метров я чуть приподнял ствол. Затвор АПС дернулся и гильза улетела в разбитый проем, туда где недавно было лобовое стекло. Масленок лег под левый глаз краповика, смазав лицо гримасой удивления приправленной раздробленными лицевыми костями и брызгами крови. Спец упал на спину раскинув руки. При этом его АКС ускользнул под днище стоящей рядом ржавой белой шохи с отломанным молдингом. «Сука блядская, а ведь я на тебя имел планы». Не теряя ни секунды, я попытался выскочить из груды металлолома, но дверь заклинило. Зато не заклинило АКС второго бойца, не страдавшего любознательностью и которому повезло быть снаружи, а не внутри Уазика, в котором, я с тревогой отметил, открывалась водительская дверь. Раздалась длинная очередь. Голову жмура расположившегося на моих коленях снесло процентов на 70. А руку трупа, которая лежала на моем плече прострелило. Она от инерции влепила мне пощечину.

«Совсем охуели шлюхи американские, даже мертвые пытаются оскорбить офицера КГБ… тьфю МБ». Выстрелы прекратились и я услышал звук упавшего на асфальт магазина. Водительская дверь Уазика натужно приоткрылась и оттуда появились сначала пальцы, а потом коротко стриженная рыжая голова. АПС в моей руке опять дернулся и на лбу у пострадавшего в ДТП появилась рваная дыра. «Никуда не уходи», — в голове опять закружились полные сарказма мысли. Дверь Уазика опять закрылась, прищемив пальцы трупа. Послышался лязг затвора и дискотека имени Калашникова продолжилась. Раздался треск, звон, скрежет и противный звук встречи мяса со свинцом. В 412 все было в крови и кусках вонючих ошметков. Не выдержав я выстрелив в сторону стрелка, заставив его взять перекур на пару драгоценных секунд. Из последних сил я надавил на дверь, она жалобно скрипнула и я выпал из смятой коробки вместе с трупом.  «Гомосек не иначе, ишь прицепился», — подумал я взглянул на жмура, который упал рядом задницей ко мне.

Опять раздалась автоматная очередь и на меня посыпались осколки стекла, куски мяса и крови от жмуров сидящих на заднем сидении. Я заглянул под днище Москвиченка, которого судьба терзала примерно также как меня и увидев ботинок с высоким берцем выстрелил, попав последней пулей в ступню второго бойца охранения. Не теряя ни секунды я вскочил и проехав задницей по крышке багажника (порезав жопу и больно ударившись о край крыла машины) выпнул автомат из рук краповика, корчившегося от боли. АКС заскользил по асфальту. «Только далеко не улетай мой родной». Боец поднял голову и в последний миг наши глаза встретились. Он еще пытался достать пистолет, а я уже взял в захват его шею и извернувшись как обезьяна вывернул его голову на 180 градусов. Шейные позвонки старшего лейтенанта (это был офицер) хрустнули и он чуть дернувшись затих. Я оттолкнув труп схватил АКС и забежав за лежавший на боку Уазик выпустил остатки магазина через крышу в предполагаемых подранков. Выдохнув я посмотрел в сторону дома Советов и на набережную. Парламент горит, танки стреляют, а набережная как всегда прекрасна. «Совпадение, не думаю». Никогда не любил депутатов, хотя я в принципе никого не любил. «Неужели все». Я стал искать сигареты, курить хотелось просто жуть. Вдруг со стороны Уазика с ядреным говном раздался выстрел и правую грудину как будто прожгло раскаленным шомполом. Боль взорвала мозг и я упал на спину скорчившись.

«Приехали блять, походу допрыгался ты Беленький», — сквозь боль подумал я.

Боль была жуткой, сквозь туман я разглядел высокие начищенные ботинки с высоким берцем. От удара ноги АКС вылетел из моей руки и тут же я почувствовал, как тяжелый ботинок врезался мне в бок. В мозгу зажглись звезды от боли, эпицентр которой был в прострелянном легком. Я усилием воли заставил прекратить кашлять, хотя легкое зудело хоть руки запихивай и чеши.

— Ну ты и мразь, — услышал я молодой голос.

Тут же новый удар в открытую рану. Боль отключила мозг и все погасло.

 

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)