Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава XIV. Krušovice

Санкт-Петербург. Сауна правительственной резиденции на Каменном острове. 3 октября 1993 г. 02 часа 50 минут.

 

— Вова, Вова блять, — орал обливаясь потом пожилой статный мужик в серой банной шапке, — ты там умер что ли, нахуй?

— Пиво будете, Анатолий Александрович, — заглядывая в парилку спросил светловолосый подкаченный мужчина лет 40 с холодными глазами пираньи.

Он с легкой улыбкой показал две запотевших бутылки «Krušovice».

Пожилой посмотрел на пиво, почесался и вытерев пот с лица спросил пивного подгонялу.

— Додик где?

— Звонил, — Вова уселся рядом и протянул бутылку пожилому, — сказал, что скоро будет, но на этот раз только пятикурсницы.

Пожилой поморщился, но промолчал. Они выпили, причем пожилой вмазал сразу половину бутылки.

— Что там по ядренке, —  смачно рыгнув спросил местный босс.

Вова старательно соскребавший с бедра старую кожу вдруг немного потупил взор, но спустя пару секунд он задумчиво ответил, прихлебнув холодного пивка.

— Установили, ждут сигнала, — Владимир опять отхлебнул, — кстати, Вам дочь в мэрию звонила. Ксюша просила передать…

— Я занят сегодня, — прервал его пожилой и с раздражением махнул рукой.

От неожиданных эмоций своего босса, Вова пролил на себя пиво.

Где-то в гостевом помещении зазвучали веселые девичьи голоса и Вова сразу вышел из парной, оставив потеющего пожилого мужчину в одиночестве.

Не прошло и пяти минут, как Владимир вернулся в парилку в сопровождении невысокого черноволосого молодого человека с вьющимися волосами.

— Доброго здоровичка, Анатолий Александрович, — Додик заискивающе улыбнулся.

Вова сразу сел и стал греться, а гость не решался войти в парилку, то ли стушевался, то ли было очень жарко.

— Дима, дверь закрой, — буркнул пожилой.

Он допил пиво и поставил пустую бутылку рядом.

Молодой человек стер улыбку с лица, опустил глаза и виновато кивнув уже хотел уйти.

— С этой стороны закрой, — проворчал пожилой, — жар выпускаешь.

— Садись давай с нами, — Анатолий Александрович по-отечески указал на лавку пониже.

Додик кивнул и суетливо прикрыв дверь сел, охая от жара.

— Дима, ты нахуя опять старух привез, — сварливо спросил пожилой у вновь прибывшего, беря у него открытую бутылку светлого пива.

Кучерявый виновато потупил взор.

— У них практика, вот я и подумал… — забубнил Дима.

— Вова, того и гляди Дима нам скоро Пугачеву с Ротару привезет, — громко сказал Анатолий Александрович  толкая локтем Вована и показывая пальцем на Додика.

Владимир и Анатолий Александрович засмеялись. В жаркой сауне не было видно как покраснел доцент ЛГУ.

— Как там наш спасатель, —  спросил Анатолий Александрович глядя на Владимира, который сосредоточенно сдирал с себя мертвый эпидермис.

— Вооружил около полка, — Владимир отпил последние капли светлой чешской радости, — они расквартировались под Кингисеппом.

— Неплохо, — Пожилой довольно заулыбался.

— Сергей Борисыч просил передать, — продолжал Вова, — что Ельцин ничего не подозревает и поглощен борьбой с Верховным Советом.

— Сколько он может дать бойцов, — Анатолий Александрович пытался почесать спину, но у него не получалось и Дима услужливо стал начесывать ему между лопаток.

— Сказал что человек 500, не больше, — увидя кислую физиономию пожилого он быстро добавил, — Анатолий Александрович, в СВР очень скромный штат, это максимально возможное число.

Наступила тишина, только кучерявый шмыгал носом, а пожилой смачно охал от жара парилки.

— Скажи Кужугетычу, — Анатолий Александрович  посмотрел на белобрысого, — пусть мобилизует всех кого сможет.

Владимир кивнул, все так же остервенело борясь с мертвыми клетками своего кожного покрова.

— И это, — продолжил пожилой, — что там Кирюха говорит за Майкла Кентского? Принимает ли эта английская прошмандовка наше предложение?

Владимир перестал чесаться и взяв бутылку, которую протянул ему кучерявый, сделал пару больших глотков.

— Нет, — ответил Владимир, — не принимает. Он написал святоше, что не хочет повторить судьбу своего двоюродного дедушки.

— Сука ссыкливая, — Анатолий Александрович ударил кулаком по лавке, — да и хер с ним, Романовых как собак не резанных. Кого ни будь да найдем. Дима и Владимир одобрительно закивали.

— Ну что, пойдемте в номера, — потянувшись сказал пожилой и наклонившись к кучерявому спросил.

— Дима, ты виагру привез?

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)