Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава XVIII. Высокая планка

Рыжая любительница брюликов стояла около стола дежурного по отделению, накручивая свои кудри наманикюренным пальчиком и, мило улыбаясь, болтала с дежурным медиком. Ноябрьская дождливая и холодная ночь очень способствует разговорам, приправленным возбуждением и жаждой секса. Вообще когда за окном сырость и холод, нет ничего лучше, чем завалить на спину молодую красивую бабу, раздвинуть ей ноги и вставить как следует патрон в патронник, а потом после нескольких очередей отвернуться и заснуть без лишних слов. Ну да ладно, вернемся к героям повествования.

Молодой медик, которому трах с рыжей красоткой вряд ли светил, с трудом мог поднять свой взгляд выше грудей своей собеседницы. Он пытался детально запомнить строение филейных частей особи, чтобы после, в интимной обстановке передернуть свой молодой затвор и смягчить мучавший его, вот уже минут 10 спермотоксикоз. Эта ситуация и позволила Мильке пройти в палату N13. Туда, где лежала и еще дышала цель. Эрих никогда не затягивал выполнение заказов, а их ему подгоняла обычно его давняя подруга-любовница-информатор-агент и просто откровенная сука. С ней он познакомился еще в Йемене. После крушения советского блока в Восточной Европе ему пришлось переквалифицироваться. Подруга пришлась к месту. И вот, отсасывая у московского истеблишмента, рыжая курва регулярно подгоняла бывшему сотруднику Штази заказы, да не простые — в основном убийства, иногда изнасилования и членовредительство. Работенка пыльная, кровавая и опасная. Но извините, тевтон родился и вырос в элитных, хоть и ГДРовских кругах, он не привык снижать планку.

Мильке мучило беспокойство. Обычно работу он делал быстро, качественно, а тут прямо какая-то тяжесть давила. В памяти копошилась гадкая мыслишка не дававшая покоя.

«Где-то я видел этого человека», — эта мысль постоянно преследовала Эриха.

Деньги ему посулили хорошие, 15 тысяч зеленых. Предложил напрямую его давний знакомый советский чекист, в свое время работавший в ГДР. В Восточной Германии вообще сотрудники КГБ СССР были как дома и имели все полномочия.

Тевтон тихо отворил дверь, которая чуть скрипнула. Свет из коридора осветил часть больничной койки. «Надо быть осторожнее, заказ служил в элитной спецчасти Министерства Безопасности новой России. Владимир сказал, что данный экземпляр в одиночку пустил в расход почти взвод красных беретов, а это очень серьезно». В свое время бойцы «Витязя» пересекались со спецназом Штази на мастер классах. Мильке был впечатлен. Хотя наибольшие эмоции на него произвели советские чекисты в Йемене пять лет назад.

«Покуражились там на славу», — Эрих с ностальгией вздохнул, — «да, были времена».

Беспокойство немца вызывал спец, которого необходимо было пустить в расход. Хотя он ранен и это может упростить задачу.

Под простыней виднелся силуэт мирно спящего человека. Мильке взвел курок и дал длинную очередь из АПС с глушителем. Обычно он не пользовался огнестрелом. Он очень любил оружие и после задания тяжело было расставаться с любимыми игрушками. Но тут особый случай, тем более немецкое очко не железное и может лопнуть от нагрузки. Эрих зашел в палату и включил фонарик, с целью посмотреть на результат своей деятельности. Он хотел видеть этого терминатора, которого отправил в Вальхаллу. Тевтон откинул простынь и понял что ему пиздец. Тела не было, а вместо трупа лежало какое-то тряпье. Слева что-то мелькнуло и АПС улетел, брякнув о стену. Мильке наотмашь ударил фонариком (дубинкой амеровских копов). Промах. Сильный удар в колено согнул левую ногу немца, фонарик выпал и стал освещать угол палаты. Эрих через боль крутанул подсечку и противник упал. Не теряя ни секунды Мильке бросился на противника, но тут же получил пяткой в лоб. В тевтонской голове зажглись звезды, хотя уместней были кресты. Тевтон схватил все же за ноги лежащего противника и что было сил подтянул его к себе, навалился всей массой. Враг на удивление был щуплым, килограмм 65 — не больше, против стокилограммового киллера явный аутсайдер. Эрих поднял кулак и застыл, увидев знакомое лицо. Он узнал этого человека.

— Слезь уже с меня, немчура тупая, — проворчал заказ, который уже не мог быть выполнен, — или после распада советского Рейха ты стал пидорасом?

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)