Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Глава XIX. Немчура

«Неплохо немчура устроился», — зависть и восхищение лаконичной роскошью автомобиля путались в моей голове.

Я сидел на переднем пассажирском кресле Гелика и курил, глядя на сырые московские улицы.

— Ты мне должен, Николай, — тихо сказал Мильке глядя в окно.

«Кому я должен, всем прощаю», — злорадная мысль вызвала внутреннюю усмешку.

— Ну так надо было идти до конца, — парировал я и улыбнулся.

— Николай, я в Москве все равно не жилец, — Тевтон выбросил окурок в приоткрытое окно и остановился около входа в салон красоты, — мне надо бежать, я слишком много знаю, — немец немного подумал и добавил, — как и ты, хотя я побольше.

Задняя дверь хлопнула и в салон авто ворвался сырой осенний воздух и запах дорогих духов.

— А вот и я, мальчики, — послышался легкий польский акцент.

Амелия была весела и чуть пьяна.

— Что по нашему делу, — не глядя на красотку спросил Эрих.

— Послезавтра. В Апрелевке. Будут все, — ответила рыжая устраиваясь на кожаном диване авто.

Мильке кивнул и посмотрев на меня спросил.

— Николай, тебе нужны деньги?

Я вздохнул и осмотрел салон шикарного внедорожника, который я мог приобрести, лишь сложив вместе сотню годовых зарплат. Потом перевел взгляд на Мильке. Немец глядел с вызовом. Импортный темно серый костюм с белоснежной сорочкой и красным шейным платком сидел на нем отлично, а дорогие кожаные перчатки чуть скрипели на руле.

«Я всю жизнь убиваю людей, а беден как церковная мышь», — мрачная мысль, констатирующая мою нищету быстро подстегнула ответ-вопрос.

— Сколько? — спросил я.

— 30 тысяч зеленых, — Мильке включил поворотник и машина свернув с шоссе нырнула в дачный поселок, располагавшийся недалеко от Звенигорода.

— Что надо делать? — от предвкушения наживы у меня участился пульс и я закурил, с наслаждением выдыхая дым в приоткрытое окно. Сизое облако сразу подхватывал и рвал в куски встречный ветер, — убивать, я правильно понимаю?

— После завтра в пригороде Апрелевки соберутся члены Бауманской ОПГ, — Мильке глядел перед собой, было видно, что он рад тому что я согласился, — там будет человек 15 — 20, — тевтон закинул в рот жвачку пахнущую клубникой, — мне одному не потянуть, нужен ассистент.

Рыжая подсела ближе и протянула руку Мильке. Он чуть взглянув дал жевательную резинку с сердечками. На заднем сидении послышалось шуршание обертки.

— Обертку только не надо бросать на пол, — проворчал с раздражением тевтон, — ты не в варшавском борделе. И трусы надевай, после тебя сиденья не отмыть.

— Я согласен, за такие деньги я убью даже Амелию, — я улыбнулся, а Мильке, которого заметно приободрило мое согласие, криво ухмыльнулся.

Сзади послышалось недовольное ворчание рыжей, по поводу неуместных шуток и грубостей немецких мужчин.

По бокам показались небольшие дачные домики и Эрих припарковал Гели у красивой двух этажной дачи из бруса, которая стояла в обрамлении невысоких сосен.

— Тебя руководство не потеряет, — Мильке чуть приоткрыв окно осматривал местность.

— Я на больничном, — ответил я посмотрев на Амелию, она сидела закинув ногу на ногу и отвечала мне загадочным взглядом портовой шлюхи, надувая пузырь из жевательной резинки, — тем более у нас Министерство упразднили, а личный состав прикомандировали к Главному Управлению Охраны, все сидят без дела, начальства нет.

Сзади послышался тихий звук лопнувшего пузыря от жвачки.

— Ну, пойдем Коля, — Эрих вздохнул, — помянем парней.

Я молча кивнул и сердце немного защемило. Вся радость от предвкушения прибыльного дела исчезла в миг.

— Мальчики, — заканючила Амелия капризным тоном, — ну что за упадническое настроение…

— Заткнись, — буркнул немец, — иди, приготовь нам что-нибудь.

Рыжая и я вышли, оставив Эриха парковать тачку. Полька прячась от дождя и накинув капюшон черной норковой короткой шубы, быстро пробежала мимо меня и стала трясти ключами пытаясь открыть дверь. Ничего у нее не получалось, а дождь со снегом усилился. Я забрал у нее связку и найдя нужный ключ открыл входную дверь. Мы зашли в небольшую прихожую и я включил свет. Рыжая тут же прижалась ко мне и схватив мою руку направила ее себе между ног. Моя ладонь уткнулась в гладкую кожу интимной зоны.

— Ты получал мою открытку, — она заглянула мне в глаза, — я рада что ты жив.

Опубликовано вПериод полураспада (Наемник III)