Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

Эксперимент. Глава XIII

Чеченская республика, окрестности села Старый Ачхой, Ачхой-Мартановского района, 5 декабря 1994 года 14 ч. 21 м.

 

В помещение дома где совсем недавно происходила жестокая поножовщина, с автоматом на перевес ворвался лейтенант Шишкин.

Он взволнованно посмотрел на двух мертвых спецов лежавших раскинув руки в лужах крови и на своего командира, который судорожно рылся в карманах своего камуфляжа.

— Командир, — Шишкин утер пот с лица грязной рукой, — часть конвоя мы уничтожили, — тяжело дыша докладывал лейтенант, — но человек 15 забаррикадировались в гостевом домике. Клоуны какие-то пиздец, от некоторых одеколоном прет на километр.

— Уничтожить из РПГ, пленных не брать, — не глядя на подчиненного приказал майор продолжая рыться в своем нагрудном кармане, — потери есть?

— Чикишев, Сухарев и Алешин тяжело ранены, — отрапортовал лейтенант поглядывая на лестницу ведущую на второй этаж.

— Раненых и транспорт эвакуировать, — отдал распоряжение Белов и наконец достал заветную фотографию, которая была чуть запачкана кровью вытекшей из неглубокой раны на груди.

Шишкин с интересом смотрел на то, как его командир бережно достает какую-то фотокарточку. Для подчиненных майор был человеком окутанным тайной и лейтенант многое бы отдал, что бы узнать какие секреты скрывает его немногословный командир. Вот еще и эта фотография.

— Выполнять приказ, — Москвич резко одернул любопытного подчиненного и лейтенант кивнув выбежал во двор.

Пепел упал с сигареты майора которую он держал в уголке рта на фотографию и Белов аккуратно стряхнул его вниз. С маленькой черно-белой фотографии на Николая смотрел его отец — молодой улыбающийся мужчина с длинными на казацкий манер усами и модной по тем временам прической.

Пару лет назад майор решил поднять материалы уголовного дела по поводу гибели своего отца, который был зарезан неизвестными за пару месяцев до рождения Николая. В результате ознакомления с документами более чем 25 летней давности Белов был обескуражен тем фактом, что убийца так и не был найден, а свидетели давали противоречивые показания. Его отец, младший научный сотрудник института биохимии им. А.Н. Баха, Василий Белов был женат на юной лаборантке Лидии Ефремовой чуть меньше года. Все было прекрасно, но вдруг Лидия, примерная девушка из интеллигентной семьи, начинает везти аморальный образ жизни (по сути бухать и трахаться с кем попало), а отца жестоко убивают неизвестные. Ну что тут скажешь, бывает подумаете вы. Но была одна проблема. Около дюжины молодых сотрудниц института в тот период повели себя аналогичным образом, а некоторые мужья этих молодых шалав были убиты. Мало того, все эти девушки были беременны. Темная, даже мистическая история подтолкнула майора к еще более скрупулезному анализу всех обстоятельств дела. В конце-концов, используя личное обаяние (сами знаете насколько Москвич может быть неотразим, когда задает вопросы) и некоторый административный ресурс (сотрудник КГБ не хер в стакане) Беловым было выяснены некоторые подробности темного дела.

А события развивались следующим образом.

В тот период в институте проходила плановая вакцинация от хуевой тучи болезней. Однако, вместо простого говна из ослабленных бацил, беременным бабам вкололи какое-то экспериментальное дерьмо, которое долго разрабатывал институт биохимии. Микс из гормонов и других стимуляторов повышающих тестостерон и влияющих на зародыш дали побочный эффект и далеко не положительный. Будущий сверхчеловек, который варился в тестостероновом бульоне, заменившим околоплодные воды, по идее должен был приобрести некоторые особенности в плане быстрой реакции и трезвого рассудка. Но получилось как обычно полная хуйня в купе с выкидышами и неадекватным поведением будущих мамаш.

Отцы, которые пытались узнать какую хрень вкололи их беременным женушкам и качать права, тут же вызывались в местное отделение КГБ, а если это не помогало, то быстро склеивали ласты. Было зафиксировано много случаев алкоголизма и даже пара суицидов женщин на поздних сроках беременности. Большинство новорожденных врачи объявили мертвыми и родителям не отдали, а остальные жертвы эксперимента пополнили детдомовские койки.

Майор быстро наложил повязку на немного кровившую резаную рану и сняв АКС с трупа убитого спеца пригибаясь выскочил из дома, где недолго предавался воспоминаниям о своем отце и своей жизни в целом. Человек с желтыми глазами приходил к Белову все реже и Москвича постепенно оставляло чувство нереальности бытия. Он стал спокоен и рассудителен, но ему стало скучно. Рутина, даже если она была связана с убийствами и пытками брала за глотку даже его.

Оказавшись во дворе и вздохнув холодный воздух смешанный с гарью огневого боя он наступил на лужу крови, которая натекла от трупов убитых привратников. От одного здоровяка в новой, но уже запачканной кровью горки все еще несло одеколоном…и дерьмом.

«Как под елкой насрали», — ухмыльнулся про себя Москвич.

«Что же вы за долбоебы такие… Разве было трудно найти глушилку на АПС…», — мелькали мысли в майорской голове. По всему периметру раздавались сочные выстрелы из автоматического оружия. Отряд русских диверсантов обложил невысокий каменный дом с мансардой. Бойцы в замызганных комках укрывались за каменной изгородью, которая располагалась в метрах 70 от позиций спецов, которые отчаянно сопротивлялись. Их техника находилась на западе усадьбы и отступать им было неначем.

Майор заприметил Булгакова который выцеливал из ВСС очередную жертву. Белов пригибаясь побежал к марксману на ходу оценивая диспозицию боя. По пятам за майором бежал лейтенант Шишкин. Он был рад, что любимый командир все еще жив на радость отряду, на горе сепаратистам ну и всем кто попадался им на пути.

С восточной стороны усадьбы раздался раскатистый выстрел из РПГ. Явственно, со зловещим свистом прожужжали пули над их головами. Майор и лейтенант бросились на землю и уже на четырех точках, пачкая руки о зимнюю слякоть приникли к каменной изгороди у которой работал снайпер поддержки.

— Ну писатель, докладывай, — обратился к Булгакову майор счищая грязь с АКС, который немного запачкался при передвижении.

Звучный хлопок и гильза улетела за пазуху Шишкина, который внимательно осматривал фланг.

— Они заняли оборону в гостевом доме, — отрывисто докладывал марксман, — один пулеметчик в мансарде, несколько автоматчиков в хозяйственных постройках.

На западе, в тылу у отряда Москвича раздался взрыв и повалил густой черный дым.

— Жрвый шшрием, — в рации майора раздался голос Маслова.

— На связи, — не доставая рацию с разгрузки ответил Москвич пригнувшись от просвистевшей пули, которая раздробила часть каменной кладки ограды.

— Шшлу шшвая сила прошшшника, — голос гранатометчика был взволнованным, а от прежнего задора не осталось и следа, — настшшет около роты.

С запада раздался еще один звучный выстрел из РПГ и истерично заработал пулемет.

— Машшшш горит, в ней люшшш, — продолжал Маслов.

К Москвичу тем временем подскочил старший лейтенант Кошкин и обняв майора заулыбался во весь рот. Здоровяк смотрелся комично, так как после рукопашной в Удомле передних зубов он лишился, а фиксы вставить не успел.

«Ну точно кот», — майор быстро выглянул и снова спрятался за изгородь. Тут же послышались звонкие удары пуль в ограду.

— Булгаков, — Москвич оценивал расстояние для броска на выручку Маслову, — подави пулемет, мы к Масленку.

Майор вздохнул, вытер пот с лица и вместе с Шишкой и Кошкиным бросился в сторону полыхающей фуры. Фонтанчики грязи от пуль то и дело поднимались под ногами бегущей тройки, во главе которой был майор. Меньше чем через минуту их глазам открылась картина пиздеца. Около колонны из трех фур и двух Буханок валялись трупы в горках и комках. Одна фура горела. Около нее лежали обгоревшие тела гражданских. Справа из-за валуна показался Маслов и выстрелил из РПГ по наступающему противнику. Гранатометчик тут же пригнулся и бросив РПГ достал АКСУ, но высовываться не решался. По нему плотно работали и грязь с каменной крошкой летала в разные стороны, в том числе и на Масленка. Из-за угла горящей фуры прямо на майора выскочил бородач с зеленой повязкой и с коротким пистолет-пулеметом называемым «Борз».

Москвич не поднимая ствол отправил две или три пули в голень боевику и перепрыгнув через загнувшегося от болевого шока сепаратиста быстро выглянул на линию атаки одновременно целясь с АКС.

«Блять», — пролетела мысль в голове Белова и несколько пуль ударили в кузов грузовика.

Опубликовано вКоррозия души (Наемник IV)