Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

ЭПИЛОГ

Бырдин выглянул из проема и быстро спрятался. Тут же просвистели пули.

— Пасут нас, — он прикурил сигарету и достав РГД выдернул чеку и с размаха швырнул в сторону боевиков. Послышался взрыв.

— Немец, а ты что, в натуре один, — спросил Бырдин.

— Йа, — ответил Эрих, бережно подкладывая рюкзак под голову Телкова, который был в отключке.

Вообще-то, нашего горячего немецкого парня звали Эрих Мильке. Он приходился внуком Эриху Фрицу Эмилю Мильке, нынешнему руководителю министерства государственной безопасности ГДР. Ирония судьбы была в том, что дедушка тевтона, хоть и был небожителем, но в 1939 году вместе с Телковым Владимиром Анатольевичем, дедом нашего капитана, бился с франкистами за Барселону в составе 11 интернациональной бригады.

Тевтон находился в Йемене в почетной ссылке, так как здорово накосячил в ГДР, хотя подумаешь, с полицией схлестнулся. Но там — это не здесь. Дед был суров и вот, Эрих рядовой оперативник в Богом забытой стране. Хорошо хоть любимую машину разрешил с собой взять.

Тевтон как-то прознал, что джихадисты готовят крупную операцию и успел вовремя. Проблема была в том, что в отделе он был один.

Я слушал рассказ Бырдина о нашем старом знакомом и одновременно наблюдал за ним. Мильке, долго выцеливая с калашникова, наконец выстрелил. Послышался вскрик и сразу шквал огня обрушился на позицию немца. Он перекатился и вскочив широко улыбаясь своим выбритым узкоскулым лицом подошел к нам жестом прося прикурить.

— Ну что немец, — я обратился к Мильке одновременно протягивая спички, — нам пиздец?

— Йа, Йа, наум пистетс, — тевтон улыбнулся и раскурив сигарету убежал на позицию.

Наступили сумерки. Если при свете дня мы могли как-то контролировать перемещение боевиков, то в темноте это было невозможно.

Первый приветик прилетел к нам спустя полчаса, как наступила темень.

— Граната, — закричал Бырдин.

Раздался взрыв, потом еще и еще. Я почувствовал, как меня подбросило и ударило о стену. Кастет выпал из порванного кармана и с металлическим лязгом скатился по ступенькам руин средневековой крепости. Я с трудом мог ползти. Перемещаясь как раненая змея по камням, я стал шарить рукой в темноте, но не находил ничего, кроме пыли и мелких камней.

Вдруг в небе стал нарастать гул вертолетных винтов. Я не обращая внимания на происходящий вокруг бой, как сумасшедший ползал и шарил руками. «Не оставляй меня, мой мальчик», слезы выступили у меня из глаз. В метрах 20 я увидел Мильке. Немец выстрелил из подствольника, а потом сразу сделал три коротких очереди, его лицо озарили вспышки автоматных выстрелов. Раздались крики на арабском. Мильх со всей силы швырнул свой автомат в сторону противника и достав АПС сделал длинную очередь. На него навалились несколько фигур и повалили его. Бырдина видно не было. Гул винтов все нарастал. «А, очнулись, пехтура морская блять», промелькнула в голове злая мысль. Раздался резкий свист и один из пикапов подбросило вверх метра на два. Внедорожник упал на бок и загорелся. По плато прокатилось эхо взрыва и стало светло как днем. Послышались выстрелы и короткие отрывистые команды и выкрики «Стоять на хуй», «Куда блять». Кто-то заорал по-арабски что-то несвязное. Я, не обращая внимание на творившийся вокруг бардак, судорожно шарил руками. Ноги не слушались. Чуть ниже коленей я чувствовал острую боль интенсивность которой нарастала. Наконец выбившись из сил, я стал проваливаться в сон. Вдруг появился грязный, запыхавшийся Бырдин.

— Белый, ты жив?

Он легко прикоснулся к моей шее, проверяя пульс.

— Кастет, где Кастет, — пробормотал я растрескавшимися до мяса губами.

Сознание помутилось. Последнее что я помнил желтые глаза незнакомца сидящего на берегу горной реки.

Опубликовано вМетод давления (Наемник II)