Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

НОЧЬ ДЛИННЫХ НОЖЕЙ. ГЛАВА 15

У Лехи мы спокойно прослужили ещё неделю, выполняя функции личной охраны, дежуря сутки через двое по четыре человека. Мозговой с недавних пор, после трений с руководством ЛНР, перестал доверять даже своим. Я, конечно, подозревал, что коль мы выполняем функции SS, то и ночь длинных ножей должна наступить, но не думал, что она наступит так скоро.

Некто Бабай (тот самый, который в ютюбе требовал пушек у Путина), «казак» со Ставрополья, которого крышевал сам Плотницкий, настолько охуел, что, обособившись со своим подразделением в количестве двадцати рыл, стал открыто заниматься бандитизмом. Причем имел наглость не делиться с комбригом. На уговоры и увещевания Мозгового он не реагировал и откровенно нарывался. Его база находилась в двухэтажном коттедже в окрестностях Алчевска, и, по слухам, хорошо охранялась.

На операцию выдвинулись только мы и сам Алексей с пятью самыми преданными сторонниками, с которыми ещё штурмовал здание СБУ, когда умеренный революционер Болотов предлагал договариваться с Киевом, а не воевать с новой властью.

Выдвинулись традиционно в четыре утра на Дефендерах, крылатые мечи которых были заменены на морду призрака. Перед операцией Москвич уточнил у Мозгового по поводу пленных, на что получил указания: кроме Бабая, можно никого в плен не брать. Штурмовую группу возглавил Москвич. Мозговой же со своими остался в резерве и прикрывал наши фланги и тыл.

Солнце начинало уже показываться на востоке. Горизонт стал красным и напоминал кровавую резаную рану на горле. Я был в паре с гранатометчиком. Гуся перед боем, как обычно, трясло. Его глаза смотрели куда-то вглубь себя, а руки от адреналина била мелкая дрожь. В мои обязанности входила охрана гренадера. Я должен был его сдерживать, чтобы он не нарывался, так как после пары выстрелов гранатометчики входили в боевой транс и не могли контролировать свои эмоции. В этом и заключалась причина частой их гибели.

Пулеметная точка около больших металлических ворот была обложена мешками с песком. Два часовых курили и о чем-то переговаривались, но недолго. Снайперская группа Мозгового в резерве имела две ВСС. Мы находились в пятидесяти метрах, когда с одного часового слетела кубанка, вместе с частью затылка. Второй дернулся и успел-таки нажать на спусковой крючок РПК.

«Мда, по-тихому взять Бабая не получилось, будем действовать как обычно», – подумал я.

Следующая пуля из ВСС попала пулеметчику в скулу, разворотив лицо. Гусь, действуя по плану Б, привстал на одно колено. Его РПГ гулко ухнул, и практически сразу ворота слетели с петель, разлетевшись кусками по двору особняка вместе с кусками битого кирпича кирпичной стены, окружавшей штаб квартиру Бабая.

Часть группы с Москвичом, Старым и ещё с тремя бойцами зашли в проем и, создав штурмовой заслон, стали прикрывать основную штурмовую группу, в которую вошёл Дрищ, Ржавый и ещё трое молодых, двое из которых держали трофейные ростовые британские штурмовые щиты. На звук взрыва из коттеджа выбежал боец в тельняшке с автоматом. Его грудь сразу взорвалась красными ошметками. Тело в тельняшке с силой отбросило обратно в помещение, где прозвучала короткая очередь из АК, произведённая уже мертвым бабаевцем. Штурмовики, выставив вперед два щита, следуя друг за другом, стали продвигаться к парадному входу, и тут по ним открыли огонь из автоматического оружия с гостевого домика, стоявшего метрах в пятидесяти левее от коттеджа. Дрищ успел присесть и укрыться за щитом. Последний в колонне штурмовик вскрикнул и упал, схватившись за ногу, но его тут же, за шиворот схватил Ржавый и затащил под прикрытие присевших щитоносцев.

– Гусь! Гусь, сука! – закричал Скуластый.

Гусь, высунувшись из проема, разрядил РПГ в гостевой дом. Кирпичную кладку раскидало по двору, как части детского конструктора. Старый и ещё один боец бросили РГД в пробоину и через пару секунд раздались два глухих взрыва. Взрывной волной из проема окна выбросило во двор мёртвое тело. Завыли собаки, и из окон второго этажа кирпичного коттеджа по штурмовикам стали вести прицельный огонь из автоматического оружия. Москвич со своими открыл огонь по окнам, и Дрищ с Ржавым быстрым шагом пересекли опасный участок под прикрытием щита, который нёс молодой боец, следовавший впереди. Добравшись до входной двери, они кинули две гранаты, и после их детонации проникли в помещение. Из их группы один щитоносец остался прикрывать раненого, ведя огонь со Стечкина по окнам усадьбы.

Через некоторое время в коттедже стали раздаваться звуки коротких очередей из АК и одиночные пистолетные выстрелы. Подтянулся с резервом Мозговой и часть нашей группы, где был Москвич, которые ломанулись в дом на помощь Дрищу. Мы с Гусем остались снаружи и прикрывали парадный вход.

Скоро весь отряд Бабая и пара гражданских баб, были очень быстро отправлены на поклон к Николаю II, однако сам бородатый вымогатель пушек забаррикадировался в одной из комнат и сдаваться не хотел, сука. Знал видать, что ничего хорошего ему не светит.

– Выблядки конченной шлюхи! – орал Бабай, продолжая изводить патроны, – я вам жопы порву, не на того напали, – дав длинную очередь из калаша, крикнул лидер шайки.

Мы ничем не могли возразить ему, так как он нужен был нам живым, а значит гранаты, как весомый аргумент в выяснении, чья мать большая шлюха, отпадали. Москвич пытался убедить Бабая, вкрадчиво объясняя, что мы, мол, пришли с миром и ему ничего не угрожает, что вышла ошибочка.  Мы думали, что здесь бендеровцы, что нужно просто ему, Бабаю, ветерану и антифашисту, выйти к народу и показать свое бородатое личико, и мы тут же вежливо откланяемся и даже возместим убытки. Но хитрая бородатая рожа верить Москвичу категорически не хотел.

Все это окончательно заебало Старого, он выбежал к машинам, быстренько соорудил один коктейль Молотова и через окно кинул его в комнату, где держал оборону наглый бородач. Бабай еще некоторое время, в деталях, очень красочно и громко вещал, что он давно и качественно ебёт в рот Мозгового и весь его «Призрак» и палил в белый свет как в копеечку, но вскоре все было кончено. Минут через десять после инициации пожара, задыхающегося, залитого кровью и измазанного сажей хрипящего Бабая люди комбрига уже грузили в свой УАЗик.

Бабая через две недели народный суд Алчевска приговорит к смертной казни через расстрел, несмотря на протесты центральной администрации Луганска.

Опубликовано вУкраинский вояж (Наемник I)