Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!
Skip to content

ПРОЛОГ

И это псы, жадные душою, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть

КНИГА ПРОРОКА ИСАИИ

ГЛАВА 56, СТИХ 11

В зале судебного заседания было тихо. Немногочисленные присутствующие стояли и молча слушали как судья, дородная баба лет 50 методично зачитывала приговор.

— За совершение преступления предусмотренного статьей 103 Уголовного кодекса РСФСР — умышленное убийство, совершенное без отягчающих обстоятельств, — судья прочистила горло и налив себе в стакан воды из графина сделала пару глотков, запачкав края стакана помадой продолжила, — подсудимый Харин Никита Андреевич 1976 года рождения приговаривается к 5 годам колонии общего режима.

Я обвел взглядом застывших в помещении людей.

Жирная, невзрачная тетка из комиссии по делам несовершеннолетних, стоявшая во втором ряду злорадно заулыбалась. Участковый капитан, высокий мрачный брюнет лет 30, смотрел на молоток судьи и его лицо выражало лишь усталость, вселенскую тоску и желание поскорей покинуть торжественное мероприятие, знаменующее событие отъезда его проблемы в места не столь отдаленные. Мать, еле державшаяся на ногах в первом ряду, дослушав приговор села, уткнулась в платок и зарыдала.

— Подсудимый, ваше последнее слово, — судья уставилась на меня своим цепким взглядом.

Я стоял как в ступоре и вдруг вспомнил события трехмесячной давности, ту роковую ночь, которая и привела меня на скамью подсудимых.

Я сидел на кухне маленькой двухкомнатной хрущевки на ул. Лесной и курил «Приму». Меня бил жуткий нервяк, так как отчим опять был не в духе и устраивал разнос матери.

Мне трудно сказать из-за чего была ругань, но люди прожившие шесть лет в браке слишком сильно ненавидят друг друга, чтобы заморачиваться поиском повода облить супруга грязью.

Моя мать, к слову чистокровная еврейка, имела ту характерную особенность, которая присуща всем бабам страны Советов — она не могла вовремя заткнуть свой ебальник.

Мой дед, отец моей матери, гордый сын чеченского народа, которого злые ветра занесли в Тольятти, неоднократно пиздивший и мою бабку, и мою мать, да и меня иногда, часто повторял мне фразу, которую я запомнил навсегда:

— Настоящий мужчина — это тот, кто знает своего врага.

Жаль старика. Он умер от инсульта когда мне было 8. Дед так и не смог воспитать как подобает свою жену еврейку и дочь, которая по галахическим законам так же относилась к избранному народу, хотя по законам гор была чеченкой. Такое бывает.

Своего отца я толком не помнил, но любил, хотя виделись мы не часто. Он работал на Волжском автомобильном заводе, а в свободное время подрабатывая бомбилой на своей старой копейке всегда мог баловать меня сладостями и игрушками. Я часто вспоминал, как он целовал меня и гладил своей твердой как камень ладонью мою рыжую голову. Его убили когда мне было пять. Всех деталей я не знал. Злоумышленники вроде как позарились на отцовский автомобиль, деньги и целлофановый пакет. Вот такая вот история. Отца, который был круглым сиротой, мне заменил дед, отец матери и почти три года являясь галахическим евреем я постигал законы гор и высказывания пророка Мухаммеда.

Я знал что сейчас будет. Пьяный, здоровый как лось верзила изобьет мою мать, а потом примется выбивать дурь уже из меня, как любил он выражаться. Отчим ненавидел меня всеми фибрами души и я отвечал ему взаимностью. Он часто повторял, что «два медведя не уживутся в одной берлоге». Чтож, он в целом прав, но я не медведь, я скорее росомаха.

Я взял нож, который наточил как бритву и спрятал вооруженную руку под стол. Из спальни послышался звук, который обычно исходит от ладони встретившейся с лицом. В данном случае лицо принадлежало моей матери.

— Чтоб ты сдохла, шлюха, — отчима как обычно душило бешенство.

«Ну сейчас он приступит ко второй фазе», — подумал я и выдохнул дым, который мне выдыхать на кухне было запрещено, в принципе как и вдыхать. Курить в квартире мог только отчим, для меня же это было табу, и я его нарушил, нарушил намеренно. Дверь спальни распахнулась и появился чуть пьяный громила. Отчим через гостиную направился ко мне со злобным оскалом, предвкушая очередное избиение непокорного выблядка.

«Ну иди, иди сюда сука», — подумал я, стараясь сохранить спокойствие, но рука держащая сигарету предательски тряслась.

— Затуши, ты, ублюдок, — зловеще прошипел отчим.

Я встал и крепче сжал нож, заведя вооруженную руку за спину. Мой дед, чеченец из тейпа Беной, учил меня, маленького пиздюка, пользоваться холодным оружием, показывал куда лучше всего бить врага ножом, как добивать. Он любил повторять:

— Если ты безоружен, то ты раб обстоятельств. Если ты вооружен, то ты хозяин своей судьбы.

Забавно наверное я смотрелся со стороны — семилетний пацан пытающийся управиться с ножом.

Отчим, подойдя вплотную и глядя мне в глаза уже не говоря ни слова, левой рукой вцепился в мое горло и попытался поднять вверх мое 55 килограммовое туловище. Ему это удалось. Только когда он поднимал меня как мешок с картошкой, я вонзил острый нож ему в область селезенки.

Отпустив меня, он закричал и попытался отступить, прижавшись к грязному холодильнику. Кровь хлынула как с барана. Теперь пришло мое время — волчонок вырос и показал свои зубы. Следующий удар пришелся в шею. Я услышал тихий хрип и верзила, который ебал мою мать 6 долгих лет, попутно избивая её и меня, упал на колени и, заливая кровью старый желтый линолеум, хотел уползти прочь. Не знаю на что он надеялся. Я наконец аккуратно затушил сигарету в стеклянной пепельнице и не торопясь подойдя к ползущей прочь мрази схватил его за волосы и приподняв подбородок полоснул по горлу.

Смотря на труп, который некоторое время отвратительно дергался в конвульсиях, мне почему-то на ум пришла фраза из 103 суры – «все люди несут убытки в своих делах…» Я улыбнулся нелепости своих мыслей и прикурив сигарету выдохнул облачко табачного дыма. Снова посмотрел на сто килограммовый кусок мертвого мяса.

«Ну вот ты и сдох, мразь», — подумал я и ухмыльнулся.

 

 

Опубликовано вКоррозия души (Наемник IV)